Письменность
Книгопечатание
Этимология
Русский язык
Старая орфография
Книги и книжники
Славянские языки
Сербский язык
Украинский язык

Rambler's Top100


ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - www.logoSlovo.RU
  Главная Об авторе Ссылки Пишите Гостевая
Язык и книга
    Старая орфография >> А.Н.Островский. Снегурочка

Снегурочка


<<Назад     К началу

Весенняя сказка въ четырехъ дѣйствіяхъ съ прологомъ.

Лица.

Весна-Красна.

Дѣдъ-Морозъ.

Дѣвушка-Снѣгурочка.

Лѣшій.

Царь Берендей.

Бермята, ближній бояринъ.

Елена Прекрасная, его жена.

Мизгирь, торговый гость изъ посада Берендеева.

Мурашъ, богатый слобожанинъ.

Купава, молодая дѣвушка, дочь Мураша.

Лель-пастухъ.

Бобыль-Бакула.

Бобылиха, его жена.

Масляница-Соломенное чучело.

Радушка, Малуша слободскія дѣвушки.

Брусило, Малышъ, Курилко, Бирючъ - парни.

Слуги Мизгиря.

Бояре, боярыни, гусляры, слѣпые, скоморохи, отроки, бирючи, берендеи всякаго возраста и званія, обоего пола. Слобожане, старики, старухи, парни и дѣвки. Гудочники, волынщики. Свита Царя. Приспѣшники. Свита Весны, птицы: журавли, гуси, утки, грачи, сороки, скворцы, жаворонки и другія.

Дѣйствіе происходитъ въ странѣ Берендеевъ, въ доисторическое время. Прологъ на Красной горкѣ, вблизи Берендеева посада, столицы царя Берендея. Первое дѣйствіе въ зарѣчной слободѣ Берендеевкѣ. Второе дѣйствіе во дворцѣ царя Берендея. Третье дѣйствіе въ заповѣдномъ лѣсу. Четвертое дѣйствіе въ Ярилиной долинѣ.

Прологъ.

Начало весны. Полночь. Красная горка, покрытая снѣгомъ. Направо кусты и рѣдкій безлистный березникъ, налѣво сплошной частый лѣсъ большихъ сосенъ и елей съ сучьями, повисшими отъ тяжести снѣга; въ глубинѣ, подъ горой рѣка; полыньи и проруби обсажены ельникомъ. За рѣкой берендеевъ посадъ, столица царя Берендея: дворцы, дома, избы, всѣ деревянные съ причудливою раскрашенною рѣзьбой; въ окнахъ огни. Полная луна серебритъ всю открытую мѣстность. Вдали кричатъ пѣтухи.

Явленіе первое.

Лѣшій сидитъ на сухомъ пнѣ. Все небо покрывается прилетѣвшими изъ-за моря птицами. Весна-Красна на журавляхъ, лебедяхъ и гусяхъ спускается на землю, окруженная свитой птицъ.

Лѣшій.

Конецъ зимѣ пропѣли пѣтухи,
Весна-Красна спускается на землю.
Полночный часъ насталъ, сторожку Лѣшій
Отсторожилъ, - ныряй въ дупло и спи!

(Проваливается въ дупло. Весна-Красна спускается на Красную горку въ сопровожденіи птицъ.)

Весна-Красна.

Въ урочный часъ обычной чередою
Являюсь я на землю Берендеевъ,
Нерадостно и холодно встрѣчаетъ
Весну свою угрюмая страна.
Печальный видъ: подъ снѣжной пеленою
Лишенныя живыхъ веселыхъ красокъ,
Лишенныя плодотворящей силы
Лежатъ поля остылыя. Въ оковахъ
Игривые ручьи, въ тиши полночи
Неслышно ихъ стекляннаго журчанья.
Лѣса стоятъ безмолвны, подъ снѣгами
Опущены густые лапы елей,
Какъ старыя нахмуренныя брови.
Въ малинникахъ, подъ соснами, стѣснились
Холодные потемки, ледяными
Сосульками янтарная смола
Виситъ съ прямыхъ стволовъ. А въ ясномъ небѣ,
Какъ жаръ, горитъ луна и звѣзды блещутъ
Усиленнымъ сіяніемъ. Земля,
Покрытая пуховою порошей,
Въ отвѣтъ на ихъ привѣтъ холодный кажетъ
Такой-же блескъ, такіе-же алмазы
Съ вершинъ деревъ и горъ, съ полей пологихъ,
Изъ выбоинъ дороги прилощенной.
И въ воздухѣ повисли тѣ-же искры,
Колеблятся, не падая, мерцаютъ.
И все лишь свѣтъ, и все лишь блескъ холодный
И нѣтъ тепла. Не такъ меня встрѣчаютъ
Счастливыя долины юга: тамъ
Ковры луговъ, акацій ароматы
И теплый паръ воздѣланныхъ садовъ,
И млечное, лѣнивое сіянье
Отъ матовой луны на минаретахъ,
На тополяхъ и кипарисахъ черныхъ.
Но я люблю полунощныя страны,
Мнѣ любо ихъ могучую природу
Будить отъ сна и звать изъ нѣдръ земныхъ
Родящую таинственную силу,
Несущую безпечнымъ Берендеямъ
Обилья житъ неприхотливыхъ. Любо
Обогрѣвать для радостей любви,
Для частыхъ игръ и празднествъ убирать
Укромные кустарники и рощи
Шелковыми коврами травъ цвѣтныхъ.

(Обращаясь къ птицамъ, которыя дрожатъ отъ холоду.)

Товарищи: сороки-бѣлобоки,
Веселыя болтушки-щекотуньи,
Угрюмые грачи, и жаворонки,
Пѣвцы полей, глашатаи весны,
И ты, журавль, съ своей подругой цаплей,
Красавицы-лебедушки, и гуси
Крикливые, и утки хлопотуньи,
И мелкія пичужки - вы озябли?
Хоть стыдно мнѣ, а надо признаваться
Предъ птицами. Сама я виновата,
Что холодно и мнѣ Веснѣ, и вамъ.
Шестнадцать лѣтъ тому, какъ я для шутки
И тѣша свой непостоянный нравъ,
Измѣнчивый и прихотливый, стала
Заигрывать съ Морозомъ, старымъ дѣдомъ,
Проказникомъ сѣдымъ; и съ той поры
Въ неволѣ я у стараго. Мужчина
Всегда таковъ: немножко воли дай,
А онъ и всю возьметъ; ужь такъ ведется
Отъ древности. Оставить бы сѣдого,
Да вотъ бѣда, у насъ со старымъ дочка -
Снѣгурочка. Въ глухихъ лѣсныхъ трущобахъ,
Въ нетающихъ лядинахъ возращаетъ
Старикъ свое дитя. Любя Снѣгурку,
Жалѣючи ее въ несчастной долѣ,
Со старымъ я поссориться боюсь;
А онъ и радъ тому - знобитъ, морозитъ
Меня Весну, и Берендеевъ. Солнце,
Ревнивое, на насъ сердито смотритъ
И хмурится на всѣхъ, и вотъ причина
Жестокихъ зимъ и холодовъ весеннихь.
Дрожите вы, бѣдняжки? Попляшите,
Согрѣетесь! Видала я не разъ,
Что пляскою отогрѣвались люди.
Хоть нехотя, хоть съ холоду, а пляской
Отпразднуемъ прилётъ на новоселье.

(Однѣ птицы принимаются за инструменты, другія запѣвають, третьи пляшутъ.)

Хоръ птицъ.

Сбирались птицы,
Сбирались пѣвчи
          Стадами, стадами.
Садились птицы,
Садились пѣвчи
          Рядами, рядами.
А кто у васъ, птицы,
А кто у васъ, пѣвчи,
          Большіе, большіе?
А кто у васъ, птицы,
А кто у васъ, пѣвчи,
          Меньшіе, меньшіе?
Орелъ воевода,
Перепелъ подьячій,
          Подъячій, подьячій.
Сова воевода,
Желтые сапожки,
          Сапожки, сапожки.
Гуси бояре,
Утята дворяне,
          Дворяне, дворяне.
Чирята крестьяне,
Воробьи холопы,
          Холопы, холопы,
Журавль у насъ сотникъ
Съ долгими ногами,
          Ногами, ногами.
Пѣтухъ цѣловальникъ,
Чечетъ гость торговый,
Торговый, торговый.
Ласточки молодки,
          Касатки дѣвицы,
          Дѣвицы, дѣвицы.
Дятелъ у насъ плотникъ,
Рыболовъ харчевникъ,
          Харчевникъ, харчевникъ.
Блинница цапля,
Кукушка кликушка,
          Кликушка, кликушка.
Красная рожа
Ворона пригожа,
          Пригожа, пригожа.
Зимой по дорогамъ,
Лѣтомъ по застрѣхамъ,
          Застрѣхамъ, застрѣхамъ.
Ворона въ рогожѣ,
Нѣтъ ея дороже,
          Дороже, дороже.

(Изъ лѣсу на пляшущихъ птицъ начинаетъ сыпаться иней, потомъ хлопья снѣга, подымается вѣтеръ, набѣгаготъ тучи, закрываютъ луну, мгла совершенно застилаетъ даль. Птицы съ крикомъ жмутся къ Веснѣ.)

Весна-Красна (птицамъ).

Въ кусты скорѣй, въ кусты! Шутить задумалъ
Старикъ Морозъ. До утра подождите,
А завтра вамъ растаятъ на поляхъ
Проталинки, на рѣчкѣ полыньи.
Погрѣетесь на солнышкѣ немного
И гнѣздышки начнете завивать.

(Птицы уходятъ въ кусты, изъ лѣса выходитъ Морозъ.)

Явленіе второе.

Весна-Красна и Дѣдъ-Морозъ.

Морозъ.

Весна-Красна, здорово ли вернулась?

Весна.

И ты здоровъ ли, Дѣдъ-Морозъ?

Морозъ.

Спасибо.
Живется мнѣ не худо. Берендеи
О нынѣшней зимѣ не позабудутъ,
Веселая была; плясало солнце
Отъ холоду на утренней зарѣ,
А къ вечеру вставалъ съ ушами мѣсяцъ.
Задумаю гулять, возьму дубинку,
Повыясню, повысеребрю ночку,
Ужь то-то мнѣ раздолье и просторъ.
По богатымъ посадскимъ домамъ
Колотить по угламъ,
У воротъ вереями скрипѣть,
Подъ полозьями пѣть
           Любо мнѣ,
           Любо, любо, любо.
Изъ лѣску по дорожкѣ за возомъ возъ,
На ночлегъ поспѣшаетъ скрипучій обозъ,
                     Я обозъ стерегу.
                     Я впередъ забѣгу,
           По край-поля, вдали,
           На морозной пыли
           Лягу маревомъ,
Средь полночныхъ небесъ встану заревомъ.
           Разольюсь я, Морозъ,
           Въ девяносто полосъ,
Разбѣгутся столбами, лучами, несмѣтными,
Разноцвѣтными.
И толкутся столбы и спираются,
А подъ ними снѣга загораются.
Море свѣту-огня, яркаго,
          Жаркаго,
           Пышнаго;
Тамъ сине, тамъ красно, а тамъ вишнево.
           Любо мнѣ,
           Любо, любо, любо.
Еще злѣй я о ранней порѣ,
На румяной зарѣ.
Потянуся къ жильямъ изъ овраговъ полянами,
Подкрадусь, подползу я туманами.
Надъ деревней дымокъ завивается,
Въ одну сторону погибается;
          Я туманомъ сѣдымъ
          Заморожу дымъ.
          Какъ онъ тянется,
          Такъ останется,
По надъ полемъ, по надъ лѣсомъ,
          Перевѣсомъ,
                     Любо мнѣ,
                     Любо, любо, любо.

Весна.

Не дурно ты попировалъ, пора бы
И въ путь тебѣ, на сѣверъ.

Морозъ.

Не гони,
И самъ уйду. Не рада старику,
Про старое скоренько забываешь.
Вотъ я, старикъ, всегда одинъ и тотъ-же.

Весна.

У всякаго свой норовъ и обычай.

Морозъ.

Уйду, уйду, на утренней зарѣ,
По вѣтерку, умчусь къ сибирскимъ тундрамъ.
           Я соболій треухъ на уши,
           Я оленью даху на плечи,
           Побрякушками поясъ увѣшаю;
           По чумамъ, по юртамъ кочевниковъ,
           По зимовкамъ звѣровщиковъ
           Захожу, заброжу, зашаманствую,
           Будутъ мнѣ въ поясъ кланяться.
Владычество мое въ Сибири вѣчно,
Конца ему не будетъ. Здѣсь Ярило
Мѣшаетъ мнѣ и ты меня мѣняешь
На глупую породу празднолюбцевъ.
Лишь праздники считать да браги парить
Корчажныя, да вари ведеръ въ сорокъ
Заваривать медовыя умѣютъ.
Весенняго тепла у солнца просятъ.
Зачѣмъ-спроси? Не вдругъ пахать возьмется,
Не лажена соха. Кануны править,
Да бражничать, веснянки пѣть, кругами
Ходить всю ночь съ зари и до зари -
Одна у нихъ забота.

Весна.

На кого-же
Снѣгурочку оставишь?

Морозъ.

Дочка наша
На возрастѣ, безъ нянекъ обойдется.
Ни пѣшему, ни конному дороги
И слѣду нѣтъ въ ея теремъ. Медвѣди
Овсянники и волки матерые
Кругомъ двора дозоромъ ходятъ; филинъ
На маковкѣ сосны столѣтней ночью,
А днемъ глухарь вытягиваютъ шеи,
Прохожаго, захожаго блюдутъ.

Весна.

Тоска возьметъ межъ филиновъ и лѣшихъ
Одной сидѣть.

Морозъ.

А теремная челядь?
Въ прислужницахъ у ней на побѣгушкахъ
Лукавая лисица сиводушка;
Зайчата ей капустку добываютъ;
Чѣмъ свѣтъ бѣжитъ на родничекъ куница
Съ кувшинчикомъ; грызутъ орѣхи бѣлки,
На корточкахъ усѣвшись; горностайки
Въ приспѣшницахъ сѣнныхъ у ней на службѣ.

Весна.

Да все-жь тоска, подумай, дѣдъ!

Морозъ.

Работай,
Волну пряди, бобровою опушкой
Тулупчикъ свой и шапки обшивай.
Строчи пестрѣй оленьи рукавички.
Грибы суши, бруснику да морошку
Про зимнюю безхлѣбицу готовь;
Отъ скуки пой, пляши, коль есть охота,
Чего еще?

Весна.

Эхъ, старый! Дѣвкѣ воля
Милѣй всего. Ни теремъ твой точеный,
Ни соболи, бобры, ни рукавички
Строченыя не дороги; на мысли
У дѣвушки Снѣгурочки другое:
Съ людьми пожить; подружки нужны ей
Веселыя, да игры до полночи,
Весеннія гулянки да горѣлки
Съ ребятами, покуда ...

Морозъ.

Что покуда?

Весна.

Покуда ей забавно, что ребята
На перебой за ней до драки рвутся.

Морозъ.

А тамъ?

Весна.

А тамъ полюбится одинъ.

Морозъ.

Вотъ то-то мнѣ и нелюбо.

Весна.

Безумный
И злой старикъ! На свѣтѣ все живое
Должно любить. Снѣгурочку въ неволѣ
Не дастъ тебѣ томить родная мать.

Морозъ.

Вотъ то-то ты некстати горяча,
Безъ разума болтлива. Ты послушай!
Возьми на мигъ разсудка! Злой Ярило,
Палящій богъ лѣнивыхъ Берендеевъ,
Въ угоду имъ, поклялся страшной клятвой
Губить меня, гдѣ встрѣтитъ. Топитъ, плавитъ
Дворцы мои, кіоски, галлереи,
Изящную работу украшеній,
Подробностей мельчайшую рѣзьбу,
Плоды трудовъ и замысловъ. Повѣришь,
Слеза пройметъ. Трудись, корпи художникъ
Надъ лѣпкою едва замѣтныхъ звѣздъ -
И прахомъ все пойдетъ. А воть вчера
Изъ-за моря вернулась птица-Баба,
Усѣлася на полыньѣ широкой
И плачется на холодъ дикимъ уткамъ,
Ругательски бранить меня. А развѣ
Моя вина, что больно тороплива,
Что съ теплыхъ водъ, не заглянувши въ святцы,
Безъ времени, пускается на сѣверъ.
Плела-плела, а утки гоготали,
Ни дать ни взять въ торговыхъ баняхъ бабы;
И что-же я подслушалъ? Между сплетень
Такую рѣчь сболтнула птица-Баба,
Что, плавая въ заливѣ Ленкоранскомъ,
Въ гиляндскихъ-ли озерахъ, ужь не помню,
У пьянаго оборвыша факира
И солнышка горячій разговоръ
Услышала о томъ, что будто солнце
Сбирается сгубить Снѣгурку; только
И ждетъ того, чтобъ заронить ей въ сердце
Лучемъ своимъ огонь любви; тогда
Спасенья нѣтъ Снѣгурочкѣ, Ярило
Сожжетъ ее, испепелитъ, растопитъ,
Не знаю какъ, но умертвитъ. Доколѣ-жь
Младенчески чиста ея душа,
Не властенъ онъ вредить Снѣгуркѣ.

Весна.

                                                             Полно!
Повѣрилъ ты разсказамъ глупой птицы!
Не даромъ-же ей кличка - баба.

Морозъ.

Знаю
Безъ бабы я, что зло Ярило мыслитъ.

Весна.

Отдай мою Снѣгурочку!

Морозъ.

Не дамъ.
Съ чего взяла, чтобъ я такой вертушкѣ
Повѣрилъ дочь?

Весна.

Да что-жь ты, красноносый,
Ругаешься!

Морозъ.

Послушай, помиримся!
Для дѣвушки присмотръ всего нужнѣе,
И строгій глазъ, да не одинъ, а десять.
И некогда тебѣ, и неохота
За дочерью приглядывать, такъ лучше
Отдать ее въ слободку къ Бобылю,
Бездѣтному, на мѣсто дочки. Будетъ
Заботы ей по горло, да и парнямъ
Корысти нѣтъ на бобылеву дочку
Закидывать глаза. Согласна ты?

Весна.

Согласна, пусть живетъ въ семьѣ бобыльской,
Лишь только бы на волѣ.

Морозъ.

Дочь не знаетъ
Любви совсѣмъ, въ ея холодномъ сердцѣ
Ни искры нѣтъ губительнаго чувства;
И знать любви не будетъ, если ты
Весенняго тепла томящей нѣги,
Ласкающей, разымчивой ...

Весна.

Довольно!
Покличь ко мнѣ Снѣгурочку.

Морозъ.

Снѣгурка!
Снѣгурушка, дитя мое!

Снѣгурочка (выглядывая изъ лѣсу).

Ау! (Подходитъ къ отцу.)

Явленіе третье.

Весна, Морозъ, Снѣгурочка, потомъ Лѣшiй.

Весна.

Ахъ, бѣдная Снѣгурочка, дикарка,
Поди ко мнѣ, тебя я приголублю. (Ласкаетъ Снѣгурочку.)
Красавица, не хочешь ли на волю?
Съ людьми пожить?

Снѣгурочка.

Хочу, хочу, пустите!

Морозъ.

А что манитъ тебя покинуть теремъ
Родительскій, и что у Берендеевъ
Завиднаго нашла?

Снѣгурочка.

Людскія пѣсни.
Бывало, я, прижавшись за кустами
Колючими, гляжу не нагляжуся
На дѣвичьи забавы. Одинокой
Взгрустнется мнѣ, и плачу. Ахъ, отецъ,
Съ подружками по алую малину,
По черную смородину ходить,
Аукаться; а зорькою вечерней
Круги водить подъ пѣсни, вотъ что мило
Снѣгурочкѣ. Безъ пѣсень жизнь не въ радость.
ІІусти, отецъ! Когда, зимой холодной,
Вернешься ты въ свою лѣсную глушь,
Въ сумеречки тебя утѣшу, пѣсню
Подъ наигрышъ мятели запою
Веселую. У Леля перейму
И выучусь скорехонько.

Морозъ.

А Леля
Узнала ты откуда?

Снѣгурочка.

Изъ кусточка
Ракитова; пасетъ въ лѣсу коровокъ
Да пѣсенки поетъ.

Морозъ.

Почемъ-же знаешь,
Что это Лель?

Снѣгурочка.

Къ нему дѣвицы ходять,
Красавицы, и по головкѣ гладятъ,
Въ глаза глядятъ, ласкаютъ и цалуютъ,
И Лелюшкомъ и Лелемъ называютъ,
Пригоженькимъ и миленькимъ.

Весна.

А развѣ
Пригожій Лель гораздъ на пѣсни?

Снѣгурочка.

Мама,
Слыхала я и жаворонковъ пѣнье,
Дрожащее надъ нивами, лебяжій
Печальный кличъ надъ тихими водами,
И громкіе раскаты соловьевъ,
Пѣвцовъ твоихъ любимыхъ; пѣсни Леля
Милѣе мнѣ. И дни, и ночи слушать
Готова я его пастушьи пѣсни.
И слушаешь, и таешь ...

Морозъ (Веснѣ).

Слышишь: таешь!
Ужасный смыслъ таится въ этомъ словѣ.
Изъ разныхъ словъ, придуманныхъ людьми,
Страшнѣй всего Морозу слово: таять.
Снѣгурочка, бѣги отъ Леля, бойся
Рѣчей его и пѣсень. Ярымъ солнцемъ
Пронизанъ онъ насквозь. Въ полдневный зной,
Когда бѣжитъ отъ солнца все живое
Въ тѣни искать прохлады, гордо, нагло
На припекѣ лежитъ пастухъ лѣнивый
Въ истомѣ чувствъ дремотной подбираетъ
Лукавыя заманчивыя рѣчи,
Коварные обманы замышляетъ
Для дѣвушекъ невинныхъ. Пѣсни Леля
И рѣчь его - обманъ, личина, правды
И чувства нѣтъ подъ ними; то лишь, въ звуки
Одѣтые, палящіе лучи.
Снѣгурочка, бѣги отъ Леля! Солнца
Любимый сынъ пастухъ, и такъ-же ясно
Во всѣ глаза, безстыдно, прямо смотритъ,
И такъ-же золъ, какъ солнце.

Снѣгурочка.

Я, отецъ,
Послушное дитя; но ты ужь очень
Сердитъ на нихъ, на Леля съ солнцемъ; право,
Ни Леля я, ни солнца не боюсь.

Весна.

Снѣгурочка, когда тебѣ взгрустнется,
Иль нужда въ чемъ, - дѣвицы прихотливы,
О ленточкѣ, о перстенёчкѣ плакать
Серебряномъ готовы, - ты приди
На озеро, въ Ярилину долину,
Покличь меня. Чего-бъ ни попросила,
Отказу нѣтъ тебѣ.

Снѣгурочка.

Спасибо, мама,
Красавица.

Морозъ.

Вечернею порой
Гуляючи, держися ближе къ лѣсу.
А я отдамъ приказъ тебя беречь.
Ау, дружки! Лѣшутки, Лѣсовые!
Заснули, что-ль? Проснитесь, отзовитесь
На голосъ мой! (Въ лѣсу голоса лѣшихъ:)
                               Ау, ау!

(Изъ сухаго дупла вылѣзаетъ Лѣшій, лѣниво потягиваясь и зѣвая.)

Лѣшій.

                                        Ау!

Морозъ.

Снѣгурочку блюдите! Слушай, Лѣшій,
Чужой-ли кто, или Лель-пастухъ пристанетъ
Безъ отступа, аль силой взять захочетъ,
Чего умомъ не можетъ; заступись.
Мани его, толкай его, запутай
Въ лѣсную глушь, въ чащу! Засунь въ чапыжникъ.
Иль по-поясъ въ ботото втисни.

Лѣшій.

                                                   Ладно.

(Складываетъ надъ головой руки и проваливается въ дупло. Вдали слышны голоса.)

Весна.

Валитъ толпа веселыхъ Берендеевъ.
Пойдемъ, Морозъ! Снѣгурочка, прощай!
Живи, дитя, счастливо!

Снѣгурочка.

Мама, счастья
Найду, иль нѣтъ, а поищу.

Морозъ.

Прощай,
Снѣгурочка, дочурка! Не успѣють
Съ полей убрать сноповъ, а я вернусь.
Увидимся.

Весна.

Пора бы гнѣвъ на милость
Перемѣнить. Уйми мятель! Народомъ
Везутъ ее, толпами провожаютъ
Широкую ...

(Уходитъ. Вдали крики : "честная масляница"! Морозъ, уходя, машеть рукой; мятель унимается, тучи убѣгаютъ. Ясно, какъ въ началѣ дѣйствія. Толпы Берендеевъ: одни подвигаютъ къ лѣсу сани съ чучелой Масляницы, другіе стоятъ поодаль.)

Явленіе четвертое.

Снѣгурочка, Бобыль, Бобылиха и Берендеи.

1-й хоръ Берендеевъ (везущихъ Масляницу.)

Раннымъ-рано куры запѣли,
Про весну обвѣстили.
           Прощай, Масляница!
Сладко, воложно1 насъ кормила,
Сусломъ, бражкой поила.
          Прощай, Масляница!
Пито, гуляно было въ волю,
Пролито того болѣ.
          Прощай, Масляница!
Мы за то тебя обрядили
Рогозиной, рѣдиной.
          Прощай, Масляница!
Мы честно тебя проводили,
На дровняхъ волочили.
           Прощай, Масляница!
Завеземъ тебя въ лѣсъ подалѣ,
Чтобъ глаза не видали.
          Прощай, Масляница!

(Подвинувъ санки въ лѣсъ, отходятъ.)

2-й хоръ.

Честная Масляница!
Веселенько тебя встрѣчать, привѣчать,
Трудно-нудно со двора провожать.
Ужь и какъ намъ тебя вертать, ворочать?
          Воротись, Масляница, воротися!
          Честная Масляница!
Воротися хоть на три денечка!
Не воротишься на три денечка,
Воротися къ намъ на денечекъ!
На денечекъ, на малый часочекъ!
Честная Масляница!

1-й хоръ.

Масляница мокрохвостка!
Поѣзжай долой съ двора,
Отошла твоя пора!
У насъ съ горъ потоки,
Заиграй овражки,
Выверни оглобли,
Налаживай соху!
          Весна-Красна,
Наша Ладушка пришла.
Масляница мокрохвостка,
           Поѣзжай долой съ двора,
           Отошла твоя пора.
           Телѣги съ повѣти2,
Улья изъ клѣти,
На повѣть санки,
Запоемъ веснянки?
          Весна-Красна,
Наша Ладушка пришла.

2-й хоръ.

Прощай, честная Масляна!
Коль быть живымъ, увидимся.
Хоть годъ прождать, да вѣдать-знать,
Что Масляна придетъ опять.

Чучело Масляницы.

Минуетъ лѣто красное,
Сгорятъ огни купальные.
Пройдетъ и осень желтая
Съ снопомъ, съ скирдомъ и съ братчиной3,
Потёмки, ночи тёмныя,
Карачуна4 проводите.
Тогда зима изломится,
Медвѣдь переворотится.
Придетъ пора морозная,
Морозная-колядная:
Овсень-коляду5 кликати.
Морозъ пройдетъ, мятель нашлетъ.
Во вьюгахъ съ перевѣями
Прибудетъ день, убудетъ ночь.
Подъ крышами, застрѣхами
Воробки зашевелятся.
Изъ лужицы, изъ наледи
Напьется кочетъ съ курами.
Къ пригрѣву, на завалинки
Съ ледяными сосульками
Изъ избъ ребята высыпятъ.
На солнышкѣ, на припекѣ
Коровій бокъ нагрѣется.
Тогда и ждать меня опять.

(Исчезаетъ. Бобыль хватается за пустыя сани, Бобылиха за Бобыля.)

Бобылиха.

Пойдемъ домой!

Бобыль.

Постойте! Какъ-же это?
Неужто вся она? Кажись бы, мало
Погуляно и попито чужого.
Чуть только я маленько разгулялся,
Голодная утробишка чуть-чуть
Заправилась сосѣдскими блинами,
Она и вся - прикончилась. Печаль
Великая, несносная. Какъ хочешь
Живи теперь да впроголодь и майся
Безъ Масляной. А можно-ль бобылю?
Никакъ нельзя. Куда тебѣ дѣваться,
Бобыльская хмельная голова? (Поетъ и пляшетъ.)
У Бакула бобыля
Ни кола, ни двора,
Ни кола, ни двора,
Ни скота, ни живота.

Бобылиха.

Домой пора, безстыжій, люди смотрятъ.

Берендеи.

Не тронь его!

Бобылиха.

Шатался всю недѣлю;
Съ чужихъ дворовъ нейдетъ, своя избёнка
Нетоплена стоитъ.

Бобыль.

Аль дровъ не стало?

Бобылиха.

Да гдѣ-жь имъ быть? Они не ходятъ сами
Изъ лѣсу-то.

Бобыль.

Давно-бы ты сказала.
Не скажетъ, вѣдь, такая право ... я бы ...
Топоръ со мной, охабки двѣ нарубимъ
Березовыхъ, и ладно. Подожди!

(Идетъ въ лѣсъ и видитъ Снѣгурочку, кланяется и смотритъ нѣсколько времени съ удивленіемъ. Потомъ возвращается къ женѣ и манитъ ее въ лѣсъ. Въ это время Снѣгурочка отходитъ и изъ-за куста смотритъ на Берендеевъ; на ея мѣсто у дупла садится лѣшій.)

Бобыль (Бобылихѣ).

Смотри, смотри! Боярышня.

Бобылиха.

Да гдѣ? (Увидавъ Лѣшаго.)
Ахъ, что-бъ тебя! Вотъ невидаль какая. (Возвращаясь.)
У! пьяница! Убила бы, кажись.

(Снѣгурочка опять возвращается на свое мѣсто, Лѣшій уходитъ въ лѣсъ.)

Одинъ Берендей.

Да что у васъ за споры?

Бобыль.

Поглядите!
Диковина, честные Берендеи. (Всѣ подходять къ дуплу.)

Берендеи (съ удивленіемъ.)

Боярышня! живая-ли? Живая.
Въ тулупчикѣ, въ сапожкахъ, въ рукавичкахъ.

Бобыль (Снѣгурочкѣ).

Дозволь спросить, далеко-ль держишь путь,
И какъ зовутъ тебя и величаютъ?

Снѣгурочка.

Снѣгурочкой. Куда идти - не знаю.
Коль будете добры, съ собой возьмите.

Бобыль.

Къ царю отвесть прикажешь, къ Берендею
Премудрому въ палаты?

Снѣгурочка.

Нѣтъ, у васъ
Въ слободкѣ я пожить хочу.

Бобыль.

Спасибо
На милости! А у кого-жь?

Снѣгурочка.

Кто первый
Нашелъ меня, тому и буду дочкой.

Бобыль.

Да точно-ль такъ, да въ правду-ли ко мнѣ?
(Снѣгурочка киваетъ головою.)
Ну, чѣмъ же я, Бакула, не бояринъ?
Вались народъ на мой широкій дворъ,
На трехъ столбахъ да на семи подпоркахъ!
Пожалуйте, князья, бояре просимъ.
Несите мнѣ подарки дорогіе
И кланяйтесь, а я ломаться буду.

Бобылиха.

И какъ это, живешь-живешь на свѣтѣ,
А все себѣ цѣны не знаешь, право.
Возьмемъ, бобыль, Снѣгурочку, пойдемъ!
Дорогу намъ, народъ! Посторонитесь.

Снѣгурочка.

Прощай, отецъ! Прощай, и мама! Лѣсъ,
И ты прощай!

Голоса изъ лѣсу.

Прощай, прощай, прощай!

Деревья и кусты кланяются Снѣтурочкѣ. Берендеи въ ужасѣ убѣгаютъ, Бобыль и Бобылиха уводятъ Снѣгурочку.)

Дѣйствіе первое.

Зарѣчная слободка Берендеевка; съ правой стороны бѣдная изба Бобыля, съ пошатнувшимся крыльцомъ, передъ избой скамья; съ лѣвой стороны большая, раскрашенная изба Мураша; въ глубинѣ улица, черезъ улицу хмельникъ и пчельникъ Мураша; между ними тропинка къ рѣкѣ.

Явленiе первое.

Снѣгурочка сидитъ на скамьѣ передъ домомъ Бобыля и прядетъ. Изъ улицы идетъ Бирючъ, надѣваетъ шапку на длинный шестъ и поднимаетъ высоко; со всѣхъ сторонъ сходятся слобожане, Бобыль и Бобылиха выходятъ изъ дому.

Бирючъ.

Слушайте, послушайте
Государевые люди,
Слободскіе Берендеи!
По царскому наказу,
Государеву приказанью,
Старому, исконному обычью,
Собиратися вамъ на завтрее
На вечерней на зорюшкѣ,
Теплой, тихой, погодливой,
Въ государевъ заповѣдный лѣсъ,
На гульбище, на игрище, на позорище
Вѣнки завивать,
Круги водить, играть-тѣшиться
До ранней зорьки, до утренней.
Напасены про васъ, наготовлены
Пива-браги ячныя,
Старые меды стоялые.
А на ранней зорѣ утренней
Караулить, встрѣчать солнце восхожее,
Кланяться Ярилѣ свѣтлому.

(Снимаетъ шапку съ шеста, кланяется на всѣ четыре стороны и уходитъ. Слобожане расходятся. Бобыль и Бобылиха подходятъ къ Снѣгурочкъ и смотрятъ на нее, качая головами.)

Бобыль.

Хе-хе, хо-хо!

Бобылиха.

Ахти, Бобыль Бакула!

Бобыль.

Хохонюшки!

Бобылиха.

На радость взяли дочку,
Все ждемъ-пождемъ, что счастье поплыветъ.
Повѣрилъ ты чужому разговору,
Что бѣдному пріемыши на счастье,
Да вотъ и плачъ - достался курамъ на смѣхъ
Подъ старость лѣтъ.

Бобыль.

Скудаться намъ до вѣку,
Таскать кошель на плечахъ на роду
Написано. За что Бобыль Бакула
Ни хватится, ничто ему не въ прокъ.
Нашелъ въ лѣсу дѣвичку, молъ, подспорье
Въ сиротскій домъ беру - не тутъ-то было;
Ни на волосъ не легче.

Снѣгурочка.

Самъ лѣнивъ,
Такъ нечего пенять на бѣдность. Бродишь
Безъ дѣла день-деньской, а я работы
Не бѣгаю.

Бобыль.

Да что твоя работа!
Кому нужна? Отъ ней богатъ не будешь,
А только сытъ; такъ можно, безъ работы,
Кусочками мірскими прокормиться.

Бобылиха.

Помаялись, нужда потерла плечи,
Пора бы намъ пожить и въ холѣ.

Снѣгурочка.

Кто-же
Мѣшаетъ вамъ? Живите.

Бобыль.

Ты мѣшаешь.

Снѣгурочка.

Такъ я уйду отъ васъ. Прощайте!

Бобылиха.

Полно!
Живи себѣ! Да помни и объ насъ,
Родителяхъ названныхъ! Мы не хуже
Сосѣдей бы пожить умѣли. Дай-ко
Мошну набить потолще, такъ увидишъ:
Такую-то взбодрю съ рогами кику,
Что только ахъ, да прочь поди.

Снѣгурочка.

Откуда-жь
Богатству быть у дѣвушки-сиротки?

Бобылиха.

Краса твоя дѣвичья то-жь богатство.

Бобыль.

Богатства нѣтъ, за умъ возьмись! Не даромъ
Пословица, что умъ дороже денегъ.
Съ огнемъ ищи по свѣту, не найдешь
Счастливѣе тебя; отъ свахъ и сватовъ
Отбою нѣтъ, пороги отоптали.
Житье-то бы, жена!

Бобылиха.

Ну, что ужь! Было,
Да мимо рта прошло.

Бобыль.

А парни наши
Съ ума сошли; аравами, стадами
Безъ памяти кидались за тобой,
Покинули невѣстъ, перебранились,
Передрались изъ-за тебя. Жена,
Житье-то бы!

Бобылиха.

Не говори, Бакула,
Не огорчай! Въ рукахъ богатство было,
А хвать-похвать, межь пальцами ушло.

Бобыль.

И всѣхъ-то ты отвадила суровымъ,
Неласковымъ обычаемъ своимъ.

Снѣгурочка.

Зачѣмъ они гонялись вслѣдъ за мною,
За что меня покинули - не знаю.
Напрасно ты зовешь меня суровой;
Стыдлива я, смирна, а не сурова.

Бобыль.

Стыдлива ты? Стыдливость-то къ лицу
Богатенькой. Вотъ такъ всегда у бѣдныхъ.
Что надо - нѣтъ, чего не надо - много.
Иной богачъ готовъ купить за деньги
Для дочери стыдливости хоть малость,
А намъ она не ко двору пришла.

Снѣгурочка.

Чего-же вы, завистливые люди,
Отъ дѣвочки-Снѣгурочки хотите?

Бобыль.

Приваживай, ласкай ребятъ.

Снѣгурочка.

А если
Не по сердцу придется?

Бобыль.

Поневолься.
Не по сердцу, а парня ты мани,
А онъ прильнетъ и не отстанетъ, будетъ
Похаживать.

Бобылиха.

Да матери подарки
Понашивать.

Бобыль.

Отца медкомъ да бражкой
Попаивать. Ужь долго-ль, коротко-ли
Поводится съ тобой, а намъ барышъ.
Соскучишься съ однимъ, поприглядится,
Повытрясетъ кису, мани другого,
Поманивай!

Бобылиха.

А мнѣ опять подарки.

Бобыль.

А мнѣ медокъ да бражка съ хохолкомъ.
Что день, то пиръ, что утро, то похмелье -
Вотъ самое законное житье!

Снѣгурочка.

Моя бѣда, что ласки нѣтъ во мнѣ.
Толкуютъ всѣ, что есть любовь на свѣтѣ,
Что дѣвушкѣ любви не миновать;
А я любви не знаю, что за слово
Сердечный другъ и что такое милый,
Не вѣдаю. И слезы при разлукѣ,
И радости при встрѣчѣ съ милымъ другомъ
У дѣвушекъ видала я; откуда-жь
Берутъ онѣ и смѣхъ, и слезы, право,
Додуматься Снѣгурочка не можетъ.

Бобыль.

Бѣды тутъ нѣтъ, что ты любви не знаешь,
Пожалуй, такъ и лучше.

Бобылиха.

Вотъ ужь правда!
Полюбится, на грѣхъ, бѣднякъ, и майся
Всю жизнь, какъ я съ Бакулой Бобылемъ.

Бобыль.

Ребята всѣ равно тебѣ не милы
И всѣхъ ласкай равно, да на досугѣ
Присматривай, который побогаче,
Да самъ большой, безъ старшихъ, безсемейный.
А высмотришь, такъ замужъ норови,
Да такъ веди, чтобъ Бобылю Бакулѣ
На хлѣбахъ жить, въ чести у зятя.

Бобылиха.

Тещѣ
Хозяйкой быть надъ домомъ и надъ вами.

Снѣгурочка.

Коль правда то, что дѣвку не минуетъ
Пора любви и слезъ по миломъ, ждите,
Придетъ она.

Бобыль.

Ну, дѣвка.

(За сценой пастушій рожокъ.)

Бобылиха.

Чу, рожокъ!
Пригналъ пастухъ скотину. Нѣтъ своихъ,
Хоть на чужихъ коровокъ полюбуюсь.

(Уходитъ. Входитъ Лель и одинъ изъ Берендеевь-слобожанъ и подходятъ къ избѣ Мураша. Мурашъ сходитъ съ крыльца.)

Явленіе второе.

Бобыль, Снѣгурочка, Лель, Мурашъ и Берендей.

Берендей.

Куда его вести? Чередъ за нами.

Мурашъ.

Не надо мнѣ.

Берендей.

И мнѣ, вѣдь, не корысть.

Мурашъ.

А вонъ Бобыль! Сведемъ къ нему!

Лель (низко кланяясь)

Да что вы,
Родимые, какъ словно отъ чумы,
Хоронитесь отъ пастуха?

Мурашъ.

Поди-ко,
Поклонами обманывай другихъ,
А мы тебя, дружка, довольно знаемъ.
Что бережно, то цело, говорятъ. (Подходятъ къ Бобылю.)

Берендей (Лелю).
Иди къ нему, ночуй у Бобыля!

Бобыль.

Какая есть моя возможность! Что ты?
Забылъ, аль нѣтъ, что міромъ порѣшили
Освободить меня отъ всѣхъ накладовъ
По бѣдности моей сиротской. Что ты!

Мурашъ.

Накладу нѣтъ съ тебя, отправь постой!

Бобыль.

Поужинать запроситъ? Самъ не ѣвши
Который день, а пастуха корми.

Мурашъ.

Объ ужинѣ и слова нѣтъ, накормимъ,
А твой ночлегъ, тебѣ убытку нѣтъ.

Бобыль.

Освободить нельзя-ли, братцы?

Лель (кланяясь).

Дядя,
Пусти меня!

Бобыль.

Диви-бъ жалѣли хлѣба,
А мѣста онъ не пролежитъ у васъ.

Берендей.

Да видишь, тутъ такое вышло дѣло;
Сомнительно пускать-то Леля - дочка
На возрастѣ, на выданьи у свата. (Показывая на Мураша.)

Бобыль.

У свата дочь, а у тебя?

Мурашъ (показывая на Берендея).

Жена
Красавица, да часомъ малодушна.
Избавь-ко насъ отъ Леля и напредки,
За нашъ чередъ пускай къ себѣ. Заплатимъ.
Кажись, рубля не жаль.

Бобыль.

И есть за что.
Да вотъ что, другъ, и у меня капустка,
Пустить козла и мнѣ не прибыль.

Мурашъ.

Полно,
Чего тебѣ бояться? Непохожа
Снѣгурочка на нашихъ бабъ и дѣвокъ.

Бобыль.

Куда ни шло, останься, Лель.

Мурашъ.

                                                   Спасибо.
Сторгуемся, не постоимъ, заплатимъ.

(Мурашъ и Берендей уходятъ.)

Лель (Бобылю).

За ласковый пріемъ, за теплый уголъ
Пастухъ тебѣ заплатитъ добрымъ словомъ
Да пѣснями. Прикажешь, дядя, спѣть?

Бобыль.

До пѣсенъ я не больно падокъ, дѣвкамъ
Забава та мила, а Бобылю
Ведерный жбанъ сладимой, ячной браги
Поставь на столъ, такъ будешь другъ. Коль хочешь,
Играй и пой Снѣгурочкѣ; но даромъ
Кудрявыхъ словъ не трать - скупа на ласку,
У ней любовь и ласка для богатыхъ,
А пастуху: спасибо да прощайі (Уходитъ.)

Явленіе третье.

Снѣгурочка и Лель.

Лель.

Прикажешь пѣть?

Снѣгурочка.

Приказывать не смѣю,
Прошу тебя покорно. Слушать пѣсни
Одна моя утѣха. Если хочешь,
Не въ трудъ тебѣ, запой! А за услугу
Готова я служить сама. Накрою
Кленовый столъ ширинкой браной, стану
Просить тебя откушать хлѣба-соли,
Покланяюсь, попотчую; а завтра
На солнечномъ восходѣ разбужу.

Лель.

Не стою я твоихъ поклоновъ.

Снѣгурочка.

Чѣмъ-же
Платить тебѣ за пѣсни?

Лель.

Добрымъ словомъ,
Привѣтливымъ.

Снѣгурочка.

Какая-жь это плата?
Со всѣми я привѣтлива.

Лель.

За пѣсни
Не платы жду. Мальченка-настушенка
Убогаго за пѣсню приголубятъ
Поласковѣй, когда и поцалуютъ.

Снѣгурочка.

За поцалуй поешь ты пѣсни? Развѣ
Такъ дорогъ онъ? При встрѣчѣ, при прощаньи
Цалуюсь я со всякимъ - поцалуи
Такія-же слова: ?прощай и здравствуй!"
Для дѣвушки споешь ты пѣсню, платитъ
Она тебѣ лишь поцалуемъ; какъ же
Не стыдно ей такъ дешево платить,
Обманывать пригоженькаго Леля!
Не пой для нихъ, для дѣвушекъ, не знаютъ
Цѣны твоимъ веселымъ пѣснямъ. Я
Считаю ихъ дороже поцалуевъ
И цаловать тебя не стану, Лель.

Лель.

Сорви цвѣтокъ съ травы и подари,
За пѣсенку съ меня довольно.

Снѣгурочка.

Шутишь,
Смѣешься ты. На что тебѣ цвѣточекъ?
А нуженъ онъ, и самъ сорвешь.

Лель.

Цвѣтокъ
Не важность есть, а дорогъ мнѣ подарокъ
Снѣгурочки.

Снѣгурочка.

Къ чему такія рѣчи?
Зачѣмъ меня обманываешь, Лель?
Не все-ль равно, гдѣ-бъ не взялъ ты цвѣточекъ,
Понюхаешь и бросишь.

Лель.

Вотъ увидишь,
Давай его!

Снѣгурочка (подавая цвѣтокъ).

Возьми!

Лель.

На видномъ мѣстѣ
Приткну его. Пусть дѣвки смотрятъ. Спросятъ,
Откуда взяль, скажу, что ты дала. (Поетъ)
                     Земляничка-ягодка
                     Подъ кусточкомъ выросла;
           Сиротинка-дѣвушка
                     На горе родилася.
           Ладо, мое Ладо!
                     Земляничка-ягодка
                     Безъ пригрѣву вызрѣла,
                    Сиротинка-дѣвушка
                     Безъ призору выросла.
Ладо, мое Ладо!
Земляничка-ягодка
Безъ пригрѣву вызябнетъ.
Сиротинка-дѣвушка
Безъ привѣту высохнетъ.
Ладо, мое Ладо!

Снѣгурочка, почти плача, кладетъ свою руку на плечо Леля.

Лель (вдругъ запѣваетъ весело.)

Какъ по лѣсу лѣсъ шумитъ,
За лѣсомъ пастухъ поетъ,
          Раздолье мое!
Ельникъ мой ельничекъ,
Частый мой березничекъ,
           Приволье мое!
По частымъ по кустикамъ,
По малой тропиночкѣ
           Дѣвушка бѣжитъ.
Ой, бѣжитъ, торопится
Два вѣнка съ собой несетъ,
           Себѣ да ему.
Студеной колодезь мой,
По мхамъ, по болотинкамъ
           Воды не разлей.
Не мѣшай по тропочкамъ,
По стёжкамъ, дороженькамъ
          Дѣвушкѣ бѣжать.
Не шуми зеленый лѣсъ,
Не шатайтесь сосенки
           Во чистомъ бору,
Не качайтесь кустики,
Не мѣшайте дѣвушкѣ
Два слова сказать.

(Двѣ дѣвушки издали манятъ Леля. Онъ вынимаеть цвѣтокъ, данный Снѣгурочкой, и бросаетъ, и идетъ къ дѣвушкамъ.)

Снѣгурочка.

Куда бѣжишь? Зачѣмъ цвѣтокь бросаешь?

Лель.

На что-же мнѣ завялый твой цвѣтокъ?
Куда бѣгу? Смотри, вонъ, сѣла птичка
На деревцѣ! Немножко попоетъ
И прочь летитъ; удержишь-ли ее?
Вонъ видишь, ждугь меня и ручкой манятъ.
Побѣгаемъ, пошутимъ, посмѣемся,
Пошепчемся у тына подъ шумокъ,
Отъ матушекъ сердитыхъ потихоньку. (Уходитъ.)

Явленіе четвертое.

Снѣгурочка (одна).

Снѣгурочка.

Какъ больно здѣсь, какъ сердцу тяжко стало!
Тяжелою обидой, словно камнемъ,
На сердце палъ цвѣтокъ, измятый Лелемъ
И брошенный. И я, какъ будто, тоже
Покинута и брошена, завяла
Отъ словъ его насмѣшливыхъ. Къ другимъ
Бѣжитъ пастухъ; онѣ ему милѣе;
Звучнѣе смѣхъ у нихъ, теплѣе рѣчи,
Податливѣй онѣ на поцалуи,
Кладутъ ему на плечи руки, прямо
Въ глаза глядятъ и смѣло, при народѣ
Въ объятіяхъ у Леля замираютъ.
Веселье тамъ и радость.. (Прислушивается.)
                                                             Чу, смѣются.
А я стою и чуть не плачу съ горя,
Досадую, что Лель меня оставилъ.
А какъ винить его? Гдѣ веселѣе,
Туда его и тянетъ сердце. Правъ
Пригожій Лель. Бѣги туда, гдѣ любятъ,
Ищи любви, ее ты стоишь. Сердце
Снѣгурочки, холодное для всѣхъ,
И для тебя любовью не забьется.
Но отчего-жь обидно мнѣ, досада
Сжимаетъ грудь, томительно тоскливо
Глядѣть на васъ, глядѣть на вашу радость,
Счастливыя подружки пастуха?
Отецъ-Морозъ, обидѣлъ ты Снѣгурку.
Но дѣло я поправлю: межь бездѣлокъ,
Красивыхъ бусъ, дешевыхъ перстеньковъ,
У матери-Весны возьму немного,
Немножечко сердечнаго тепла,
Чтобъ только лишь чуть теплилось сердечко.

(На улицѣ показываются: Малуша, Радушка, Малышъ, Брусило, Курилко, Лель и другіе парни и дѣвушки, потомъ Купава. Парни съ поклономъ подходятъ къ дѣвушкамъ.)

Явленіе пятое.

Снѣгурочка, Купава, Малуша, Радушка, Малышъ, Брусило, Курилка, Лель и Берендеи.

Малуша (парнямъ).

Оставьте насъ! Подите, подлещайтесь
Къ Снѣгурочкѣ своей!

Радушка (Брусилу)

Не подходи,
Безстыжіе глаза твои!

Брусило.

Доколѣ-жь
Томиться намъ, скажите!

Курилко.

Порѣшите
Хоть чѣмъ-нибудь!

Радушка.

Къ Снѣгурочкѣ подите!
Смѣняли разъ подругь своихъ, завѣтныхъ
На новую, такъ вѣры нѣтъ.

Малуша.

Найдите
Получше насъ, коль мы нехороши.

Брусило.

А если намъ отъ новой взятки-гладки,
Куда-жь тогда?

Радушка.

Не плакать-же объ васъ.

Брусило.

Ужь каялись; не вѣкъ-же распинаться;
Пора забыть про старое.

Радушка.

Не вдругъ
Забудемъ мы, не дожидайтесь. (Малушѣ.)

Прямо
Въ глаза тебѣ смѣются, вынимаютъ
Ретивое изъ бѣлой груди, послѣ
И ластятся, какъ путные робята;
Молъ, такъ пройдетъ, какъ будто ничего,
Забудется.

Малуша.

Ни въ жизнь не позабудемъ.

Брусило.

Покорствуемъ, повинную приносимъ,
А жалости не видимъ надъ собой.

Радушка.

Умри въ глазахъ, и то не пожалѣю.

Брусило.

Все дѣло врозь да на-двое.

Курилко.

Ау!
Хоть волкомъ вой.

Брусило.

А врозь, такъ врозь, и сами
Стоскуются безъ насъ, на мировую
Потянутся.

Радушка.

Слѣпой сказалъ: посмотримъ.

(Дѣвушки и парни расходятся въ разныя стороны).

Купава (подходя къ Снѣгурочкѣ).

Снѣгурочка, одна стоитъ, бѣдняжка!
Оставили тебя, забыли парни,
Хоть Леля-бы ласкала.

Снѣгурочка.

Лель не любитъ
Скучать со мной, ему веселья нужно,
Горячихъ ласкъ, а я стыдлива.

Купава.

Я-то,
Снѣгурочка, а я-то какъ счастлива!
Отъ радости и мѣста не найду,
Вотъ такъ бы я ко всякому на шею
И кинулась, про радость разсказала,
Да слушать-то не всѣ охочи. Слушай,
Снѣгурочка, порадуйся со мной!
Сбирала я цвѣты на Красной горкѣ,
На встрѣчу мнѣ изъ лѣсу молодецъ,
Хорошъ-пригожъ, румяный, круглолицый,
Красенъ, кудрявъ, что маковый цвѣтокъ.
Сама суди, не каменное сердце,
Безъ милаго не проживешь; придется
Кого-нибудь любить, не обойдешься,
Такъ лучше ужь красавца, чѣмъ дурного.
Само собой, по скромности дѣвичей,
Стараешься ретивое сердечко
Удерживать немного; ну, а все-же
На всякій часъ не опасешься. Парень
Пригожъ собой, жениться обѣщаетъ,
Да такъ-то скоръ, да такъ-то скоръ, что, право,
Скружитъ совсѣмъ, ума не соберешь;
Ну, что и какъ: ужь долго-ль, коротко-ли,
А только мы сдружились. Онъ богатый
Отецкій сынъ, по имени Мизгирь,
Торговый гость изъ царскаго посада.
Родители мои, конечно, рады
Моей судьбѣ; а онъ ужь такъ-то клялся,
Въ Ярилинъ день, на солнечномъ восходѣ,
Въ глазахъ царя вѣнками обмѣняться
И взять меня женой; тогда прощайте.
Въ его дому, въ большомъ посадѣ царскомъ,
На всемъ виду, богатою хозяйкой
Забарствую. Сегодня мой Мизгирь
Пріѣдетъ къ намъ въ слободку спознаваться
Съ дѣвицами и парнями. Увидишь,
Порадуйся со мной. (Снѣгурочка ее цалуетъ.)
                                                   Повеселимся,
Круги водить пойдемъ на Красной горкѣ.
Да вотъ и онъ!

(Бѣжитъ и прячется между дѣвушекъ. Входитъ Мизгирь; за нимъ двое слугъ съ мѣшками, Снѣгурочка прядетъ.)

Явленіе шестое.

Снѣгурочка, Купава, Малуша, Радушка, Мизгирь, Малышъ, Брусило, Курилка, Лель, слуги Мизгиря и Берендеи.

Купава.

Голубушки-дѣвицы,
Пришелъ красы дѣвичей погубитель,
Съ подружками, съ родными разлучитель.
Не выдайте подружку, схороните!
А выдайте, такъ за великій выкупъ.

Мизгирь (учтиво кланяясь).

Красавицы-дѣвицы, между вами
Не прячется-ль красавица Купава?

Радушка.

Красавица Купава намъ, дѣвицамъ,
Самимъ нужна. Отдать, такъ не съ кѣмъ будетъ
Круги водить и вечера сидѣть,
И тайности дѣвичьи говорить.

Мизгирь.

Красавицы, подружка вамъ нужна,
А мнѣ нужнѣй. Однимъ-одинъ гуляю,
Хозяйки нѣтъ; кому я золотые
Ключи отдамъ отъ кованыхъ ларцовъ?

Радушка (дѣвушкамъ).

Отдать, иль нѣтъ?

Малуша.

Не отдавай подружку,
У насъ еще и пѣсни недопѣты,
И игры мы не доиграли съ ней.

Мизгирь.

Красавицы, подружка вамъ нужна,
А мнѣ нужнѣй того. Сиротскимъ дѣломъ
Кому ласкать меня, лелѣять, нѣжить,
Кому чесать и холить кудри русы?

Радушка.

Отдать, иль нѣтъ подружку?

Малуша.

Развѣ выкупъ
Великій дастъ.

Радушка.

Рублемъ или полтиной,
А жаль рубля, хоть золотою гривной
Дари дѣвицъ, Купаву отдадимъ.

Мизгирь.

Не жаль для васъ ни гривны, ни полтины,
Не жаль рубля дѣвицамъ подарить.

(Беретъ у слуги изъ мѣшка деньги и раздаетъ дѣвушкамъ.)

Орѣховъ вамъ и пряниковъ печатныхъ
Корабль пришелъ.

(Отдаетъ мѣшокъ съ орѣхами и пряниками. Парни окружаютъ Купаву.)

Малышъ.

Не вдругъ возьмешь Купаву,
Безъ выкупа не отдадимъ. Ребята,
Горой стоять! Не выдавайте даромъ!
А то у насъ всѣхъ дѣвокъ поберутъ,
А намъ самимъ въ слободкѣ недостача.

Мизгирь.

Къ дѣвицамъ я и лаской и привѣтомъ,
Я съ вами рѣчь иную поведу!
Отсыплю вамъ, давайте берендейку,
Пригоршни двѣ, и разговоръ коротокъ.

(Малышъ подставляетъ шапку-берендейку, Мизгирь сыплетъ двѣ пригоршни и беретъ Купаву.)

Купава.

Сердечный другъ, свою дѣвичью волю,
Подругъ, родныхъ на милаго дружка
Смѣняла я; не обмани Купаву,
Не погуби дѣвическаго сердца.

(Отходятъ и садятся на крыльцѣ избы Мураша.)

Брусило.

Однако, намъ Мизгирь въ глаза смѣется.
Ну, братцы, жаль не на меня напалъ,
Не очень-то со мной разговоришься.
Не сталъ бы я терпѣть обидныхъ словъ,
Своихъ ребятъ чужому чуженину
Не выдалъ бы на посмѣянье.

Малышъ.

Ой-ли?
А что-жь бы ты?

Брусило.

Да не тебѣ чета.
Ужь, кажется. (Засучиваетъ рукавъ.)

Малышъ.

Начни, а мы посмотримь.

Брусило.

Крутенекъ я и на руку тяжелъ.
Ужь лучше вы меня свяжите, братцы,
Чтобъ не было бѣды какой.

Малышъ.

Смотри,
Коль сунешься, не пяться.

Брусило.

Невозможно.
Попотчую, не битымъ изъ слободки
Не выпущу. Курилка, задирай.

Курилка (Мизгирю).

Эй ты, Мизгирь, послушай, братъ - робята
Обидѣлись.

Мизгирь (встаетъ съ крыльца.)

На что?

Курилка.

На грубость.

Мизгирь.

Будто?

Курилка.

Ужь вѣрно такъ.

Мизгирь (подходя къ Курилкъ).

А ты обиженъ тоже?
Ну, что-жь молчишь?

Курилка.

Да я-то ничего.

Мизгирь.

Такъ прочь поди; да поумнѣй пошлите
Кого-нибудь.

Курилка.

А я, небось, дуракъ
По твоему?

Мизгирь.

Дуракъ и есть.

Курилка.

За дѣло-жь
Сбирается тебя побить Брусило.

Мизгирь.

Брусило? Гдѣ? Какой такой? Кажите!
Давай его.

Малышъ (удерживаетъ Брусила).

Куда же ты? Постой!

Мизгирь.

Брусило ты? Поди сюда поближе!

Брусило.

(парнямъ, которые его подталкиваютъ).

Да полно вамъ? (Мизгирю.)
Не слушай, государь!
Извѣстно, такъ дурачимся, для шутки,
Промежь себя.

Радушка.

Ахъ, горе-богатырь!
Да такъ тебѣ и надо.

Малушка.

Ништо имъ!
У нихъ въ глазахъ и насъ возьмутъ чужіе.

Курилка.

А мы пойдемъ за дѣвками чужими.

Радушка.

А мы объ васъ и думать позабыли.

(Дѣвки и парни расходятся врозь.)

Купава (парнямъ.)

Не стыдно-ль вамъ? Къ дѣвицѣ-слобожанкѣ
Женихъ пришелъ, его привѣтить нужно;
А вы на брань и драку лѣзть готовы.

Малышъ.

Брусило здѣсь зажига.

Брусило.

Не порядокъ -
Чужихъ ребятъ пускать въ слободку. Сами
Вспокаетесь - останемся безъ дѣвокъ,
Купаву взять и безъ него умѣли-бъ.

Купава.

Умѣлъ бы ты, да я-то не умѣю
Любить тебя, вотъ горе. (дѣвушкамъ.)
                                                             Запѣвайте,
Подруженьки, веселую погромче!
ГІойдемъ въ лужокъ, да заведемъ кружокъ!

(Дѣвушки запѣваютъ: "ай во поли липоньки" и уходятъ, парни за ними поодаль. Лель садится подлѣ Снѣгурочки и оплетаетъ рожокъ берестой Купава съ Мизгиремъ подходятъ къ Снѣгурочкѣ.)

Купава.

Снѣгурочка, потѣшь свою подружку
Въ послѣдній разъ, въ останешній, пойдемъ
Круги водить, играть на Красной горкѣ.
Не долго мнѣ рѣзвиться-веселиться,
Послѣдній день моей дѣвичей воли,
Снѣгурочка, послѣдній.

Снѣгурочка.

Я, Купава,
Иду съ тобой, возьмемъ и Леля. Пряжу
Снесу домой и побѣгу за вами. (Уходитъ въ избу.)

Купава (Мизгирю).

Сердечный другъ, пойдемъ! Они догонятъ.

Мизгирь.

Постой, постой!

Купава.

Дѣвицы за слободкой
Полкомъ стоятъ и ждутъ.

Мизгирь.

Твоя подружка
Снѣгурочка; а Лель у васъ при чемъ?

(Снѣгурочка выходитъ, за ней Бобыль и Бобылиха.)

Явленіе седьмое.

Снѣгурочка, Купава, Мизгирь, Лель, Бобыль и Бобылиха.

Купава.

Снѣгурочкѣ безъ Леля будетъ скучно.

Мизгирь.

Да правда-ли? Не веселѣй-ли будетъ
Снѣгурочкѣ со мной идти?

Купава.

А я-то?

Мизгирь.

А ты возьми хоть Леля.

Купава.

Какъ-же, милый?
Вѣдь я твоя, твоя; одна могила
Разлучитъ насъ.

Мизгирь.

Пойдешь-ли ты, иль нѣтъ,
А я останусь здѣсь.

Бобыль.

Покорно просимъ.

Купава.

Закрой сперва сыпучими песками
Глаза мои, доской тяжелой сердце
У бѣдненькой Купавы раздави,
Тогда бери другую. Очи видѣть
Разлучницы не будутъ, горя злого
Ревнивое сердечко не учуетъ.
Снѣгурочка, завистница, отдай
Дружка назадъ!

Снѣгурочка.

Подружка дорогая,
И ты, дружокъ ея, оставьте насъ.
Слова твои обидно, больно слушать.
Снѣгурочка чужая вамъ. Прощайте!
Ни счастьемъ вы предъ нами не хвалитесь,
Ни въ зависти меня не упрекайте! (Хочетъ идти)

Мизгирь (удерживая ее).

Снѣгурочка, останься! Кто счастливецъ
Любовникъ твой?

Снѣгурочка.

Никто.

Мизгирь.

Такъ буду я. (Купавѣ).
Смотри туда, Купава! Видишь, солнце
На западѣ, въ лучахъ зари вечерней,
Въ пурпуровомъ туманѣ утопаетъ
Воротится-ль оно назадъ?

Купава.

Для солнца
Возврата нѣтъ.

Мизгирь.

И для любви погасшей
Возврата нѣтъ, Купава.

Купава.

Горе, горе!
Голубушки-подружки, воротитесь! (Убѣгаетъ.)

Мизгирь.

Люби меня, Снѣгурочка! Дарами
Безцѣнными красу твою осыплю
Безцѣнную.

Снѣгурочка.

Любви моей не купишь.

Мизгирь.

И жизнь свою отдамъ въ придачу. Слуги,
Казну мою несите!

Бобылиха (Снѣгурочкѣ).

Ты съ ума-то,
Великаго, не вздумай отказаться!

Бобыль.

Мѣшки тащатъ, Снѣгурочка, попомни
Родителей!

Бобылиха.

Не пронесли бы мимо.
А такъ въ глазахъ и заплясала кика
Рогатая съ окатнымъ жемчугомъ.

Снѣгурочка.

Сбирайте дань, завистливые люди,
Съ подружкина несчастья, богатѣйте
Моимъ стыдомъ. Не жалуйтесь, согласна
Притворствовать для вашихъ барышей.

Бобыль.

Попотчивалъ бы гостя, да не знаю,
Чего подать: сотовъ медовыхъ, меду
Стоялаго серебряную стопу,
Коврижку-ли медовую да бражки?

Мизгирь.

Чего не жаль, того и дай.

Бобыль.

Помилуй,
Жалѣю-ль я? Чего душѣ угодно?

Мизгирь.

Подай медку!

Бобыль.

Какой тебѣ по нраву:
Малиновый, аль вишневый, инбирный?

Мизгирь.

Какой-нибудь.

Бобыль.

И всякаго довольно,
Да не у насъ, а у сосѣдей. Вѣришь,
Шаромъ кати, ни корки хлѣба въ домѣ,
Ни зернушка въ сусѣкѣ6, ни копейки
Желѣзной нѣтъ въ мошнѣ у Бобыля.

Мизгирь.

Бери мѣшокъ, старикъ; пойдетъ въ задатокъ
За дочь твою.

Бобыль.

Тащи въ избу, старуха,
Корпи надъ нимъ! Покорно благодарствуй.
Теперь медкомъ и бражкой разживемся,
Попотчую тебя и самъ напьюсь.

Мизгирь.

Давать казну, такъ знать, за что. Ужь Леля
Подальше ты держи, а то разладимъ,
Разсоримся, старикъ.

Бобыль.

Такое-ль дѣло,
Чтобъ ссориться! Великъ-ли Лель, помилуй!
Да какъ тебѣ угодно, такъ и будетъ,
Велишь прогнать - прогонимъ.

Мизгирь.

Прогони!

Бобыль.

Снѣгурочка! Не полюбилось гостю,
Что Лель торчитъ передъ глазами. Дочка,
Скажи ему, чтобъ онъ гулялъ кругомъ
Да около, сторонкой обходилъ
Бобыльскій дворъ! А у избы толочься
Не-для-чего, молъ, другъ любезный, такъ-то!

Снѣгурочка.

Поди отъ насъ, уйди подальше, Лель!
Не я гоню, нужда велитъ.

Лель.

Прощайте!

Снѣгурочка.

О чемъ-же ты заплакалъ? Эти слезы
Объ чемъ, скажи!

Лель.

Когда сама заплачешь,
Узнаешь ты, о чемъ и люди плачутъ. (Отходитъ.)

Мизгирь (обнимая Снѣгурочку).

Не знаешь ты цѣны своей красѣ.
По свѣту я гулялъ торговымъ гостемъ,
На пестрые базары мусульманъ
Заглядывалъ; со всѣхъ сторонъ красавицъ
Везутъ туда армяне и морскіе
Разбойники, но красоты подобной
На свѣтѣ мнѣ встрѣчать не приходилось.

(Входитъ Купава съ дѣвушками и парнями. Мурашъ сходить съ крыльца.)

Явленіе восьмое.

Снѣгурочка, Мизгирь, Бобыль, Лель, Купава, Мурашъ, Радушка, Малуша, Малышъ, Брусило, Курилка, Берендеи и Берендейки.

Купава.

Голубушки-подружки, поглядите,
Отецъ, гляди, въ слезахъ твоя Купава,
Тоска ее за горло душитъ, сухи
Уста ея горячія; а онъ
Съ разлучницей, веселый, прямо въ очи
Уставился, глядитъ, не наглядится.

Мурашъ.

Да какъ-же такъ?

Малышъ.

Диковина, ребята.

Радушка.

Обидѣлъ онъ Купаву кровно.

Малуша.

Всѣхъ,
Обидѣлъ всѣхъ дѣвицъ.

Мурашъ.

Такого дѣла
Не слыхано у честныхъ Берендеевъ.

Купава.

Скажи, злодѣй, при всемъ честномъ народѣ,
Тогда-ли ты обманывалъ Купаву,
Когда въ любви ей клялся? Или вправду
Любилъ ее и обманулъ теперь,
Позарившись несытыми очами
На новую добычу? Говори!

Мизгирь.

Къ чему слова? Для сердца нѣтъ указки.
Не мало клятвъ безумныхъ приберешь
Въ пылу любви, не мало обѣщаній;
Да развѣ ихъ запомнишь послѣ? Клятвы
Цѣпями ты считаешь, я словами,
Не помню ихъ, и сердца не вяжу,
Вольно ему любить и разлюбить;
Любилъ тебя, теперь люблю другую,
Снѣгурочку.

Радушка.

Обидно Берендейкамъ
Такую рѣчь отъ Берендея слышать.

Брусило.

Чего еще? Ужь хуже не бываетъ.

Мурашъ.

Давно живу, и старые порядки
Извѣстны мнѣ довольно. Берендеи,
Любимые богами, жили честно.
Безъ страха дочь мы парню поручали,
Вѣнокъ для насъ порука ихъ любви
И вѣрности до смерти. И ни разу
Измѣною вѣнокъ поруганъ не былъ
И дѣвушки не вѣдали обмана,
Не вѣдали обиды.

Радушка.

Всѣмъ обида,
Обида всѣмъ дѣвицамъ Берендейкамъ.

Купава.

За что-же ты Купаву разлюбилъ?

Мизгирь.

Влюбленному всего дороже скромность
И робкая оглядка у дѣвицы;
Самъ-другъ она оставшись съ милымъ, ищетъ
Какъ будто гдѣ себѣ защиты взоромъ.
Опущены стыдливые глаза,
Рѣсницами покрыты; лишь украдкой
Мелькнетъ сквозь нихъ молящій нѣжно взоръ.
Одной рукой ревниво держитъ друга,
Другой его отталкиваетъ прочь.
А ты меня любила безъ оглядки,
Обѣими руками обнимала,
И весело глядѣла.

Купава.

Ахъ, обида!

Мизгирь.

И думалъ я, твое безстыдство видя,
Что ты меня смѣняешь на другого.

Купава.

Ахъ, ахъ! Отецъ, родные, заступитесь!
(Всѣ стоятъ пораженные.)
Защиты нѣтъ Купавѣ?
(Всѣ молчатъ; Купава, поднявъ руки, обращается къ пчельнику.)
Пчелки, пчелки!
Крылатыя, летите ярымъ роемъ,
Оставьте вы соты медовы, впейтесь
Въ безстыжіе глаза! Не заикнулся-жь
Языкъ его, не поперхнулось горло
Сказать, что я дѣвица безъ стыда,
И пристыдить родимыхъ. Залѣпите
Лицо его и песій взглядъ лгуна!
(Обращаясь къ хмельнику.)
Хмелинушко, тычинная былинка,
Высоко ты по жердочкѣ взвился,
Широко ты развѣсилъ яры шишки.
(Становится на колѣни.)
Молю тебя, кудрявый ярый хмель,
Отсмѣй ему, насмѣшнику, насмѣшку
Надъ дѣвушкой! За длинными столами,
Дубовыми, за умною бесѣдой,
Въ кругу гостей почетныхъ, посѣдѣлыхъ,
Поставь его, обманщика, невѣжей
Нетесаннымъ и круглымъ дуракомъ.
Домой пойдетъ, такъ хмельной головою
Ударь объ тынъ стоячій, прямо въ лужу
Лицомъ его безстыжимъ урони!
О, рѣченька, студеная водица,
Глубокая, проточная, укрой
Тоску мою и вмѣстѣ съ горемъ лютымъ
Ретивое сердечко утопи!
(Бѣжитъ къ рѣкѣ. Лель ее удерживаетъ почти безчувственную.)

Лель.

Зачѣмъ топить ретивое сердечко?
Пройдетъ тоска и сердце оживетъ.

Мурашъ.

За дѣвушекъ обманутыхъ заступникъ
Великій царь. Проси царя, Купава.

Всѣ.

За всѣхъ сиротъ заступникъ Берендей.

Купава.

Постылый ты, постылый человѣкъ!

(Падаетъ на руки Леля.)

Мурашъ.

Дождался ты проклятья отъ Купавы.
Не долго ждать погибельнаго гнѣва
Отъ праведно-карающихъ боговъ.

Дѣйствіе второе.

Открытыя сѣни во дворцѣ Берендея: въ глубинѣ за точеными балясами переходовъ, видны вершины деревьевъ сада, деревянныя рѣзныя башни и вышки.

Явленіе первое.

Царь Берендей сидитъ на золотомъ стулѣ, росписываетъ красками одинъ изъ столбовъ. У ногъ царя сидятъ на полу два скомороха, нѣсколько поодаль - слѣпые гусляры съ гуслями; на переходахъ у дверей стоятъ царскіе отроки.

Гусляры (поютъ).

Вѣщія, звонкія струны рокочутъ
Громкую славу царю Берендею.
Долу опустимъ померкшія очи,
                                         Ночи
Мракъ безразсвѣтный смежилъ ихъ навѣчно,
Зрячею мыслью, рыскучей оглянемъ
Близкихъ сосѣдей окрестныя царства
Что мнѣ звенитъ по зарѣ издалече?
Слышу и трубы, и ржанье коней,
Глухо стези подъ копытами стонутъ.
                                         Тонутъ
Въ сизыхъ туманахъ стальные шеломы,
Звонко бряцаютъ кольчатыя брони,
Птичьи стада по степямъ пробуждая.
Луки напряжены, тулы7 открыты,
Пашутъ по вѣтру червленые стяги,
Рати съ заранія по полю скачутъ.
                               Плачутъ
Жены на стѣнахъ и башняхъ высокихъ:
Ладъ своихъ милыхъ не видѣть намъ болѣ,
Милые гибнутъ въ незнаемомъ полѣ.
Стоны по градамъ, притоптаны нивы,
Съ утра до ночи, и съ ночи до свѣту
Ратаи черными вранами рыщутъ.
                               Прыщутъ
Стрѣлы дождемъ по щитамъ вороненымъ
Гремлятъ мечи о шеломы стальные,
Сулицы8 сквозь прободаютъ доспѣхи.
Чести и славы князьямъ добывая,
Ломятъ и гонятъ дружины дружины,
Топчутъ комонями9, копьями нижутъ.
                                        Лижутъ
Звѣри лѣсные кровавые трупы,
Крыльями птицы прикрыли побитыхъ,
Тугой10 поникли деревья и травы.
Веселы грады въ странѣ Берендеевъ,
Радостны пѣсни по рощамъ и доламъ,
Миромъ красна Берендея держава.
                                         Слава
Въ роды и роды блюстителю мира!
Струны баяновъ гремѣть не престанутъ
Славу златому столу Берендея.

(Царь знакомъ благодаритъ слѣпыхъ; ихъ уводятъ.)

1-й скоморохъ.

Что-жь это, царь: къ чему, скажи, пристало,
Внизу столба коровью ногу пишетъ?

2-й скоморохъ.

Аль ты ослѣпъ? Да гдѣ-жь она коровья?

1-й скоморохъ.

Какая-же?

2-й скоморохъ.

Какая? Видишь: песья.

1-й скоморохъ.

Коровья, шутъ.

2-й скоморохъ.

Анъ, песья.

1-й скоморохъ.

Анъ, коровья,
Съ копытами.

2-й скоморохъ.
Да песья-жь.

1-й скоморохъ.

Самь ты пёсъ,
Собачій носъ!

2-й скоморохъ.

А ты корова.

1-й скоморохъ.

Я-то? (Дерутся.)
Такъ я тебя рогами забоду!

2-й скоморохъ.

А я тебя зубами загрызу!

(Встаютъ на ноги и расходятся, приготовляясь биться на кулачки.)

Царь.

На мѣсто, вы! (Скоморохи садятся.)
Ни песья, ни коровья,
А крѣпкая нога гнѣдого тура.
Палатное письмо имѣетъ смыслъ.
Небесными кругами украшаютъ
Подписчики въ палатахъ потолки
Высокіе; въ простѣнкахъ узкихъ пишутъ
Утѣху глазъ - лазоревы цвѣты
Межъ травами зелеными; а турьи
Могучія и жилистыя ноги
На притолкахъ дверныхъ, припечныхъ турахъ,
Подножіяхъ прямыхъ столбовъ, на коихъ
Покоится тяжелыхъ матицъ грузъ.
Въ преддверіяхъ, чтобъ гости веселѣе
Вступали въ домъ, писцы живописуютъ
Такихъ, какъ вы, шутовъ и дураковъ.
Ну, поняли, глупцы?

1-й скоморохъ.

Скажи, который
Изъ насъ двоихъ глупѣе.

2-й скоморохъ.

Вотъ задача!
Нехитрому уму не разгадать.

Царь.

Пріятно умъ чужой своимъ примѣрить,
На мѣру взять и на вѣсъ; глупость мѣрять -
Напрасно труд терять. (Входитъ Бермята.)
Подите вон! (Скоморохи уходятъ.)

Явленіе второе.

Царь Берендей и Бермята.

Бермята.

Великій царь счастливыхъ берендеевъ,
Живи во вѣкъ! Отъ радостнаго утра.
Отъ подданныхъ твоихъ и отъ меня
Привѣтъ тебѣ! Въ твоемъ обширномъ царствѣ
Покуда все благополучно.

Царь.

Правда-ль?

Бермята.

Воистину.

Царь.

Не вѣрю я, Бермята.
Въ сужденіяхъ твоихъ замѣтна легкость.
Не разъ тебѣ и словомъ, и указомъ
Приказано, и повторяю вновь,
Чтобъ глубже ты смотрѣлъ на вещи, въ сущность
Проникнуть ихъ старался, въ глубину.
Нельзя-жь легко, порхая мотылькомъ,
Касаться лишь поверхности предметовъ!
Поверхностность - порокъ въ почетныхъ лицахъ,
Поставленныхъ высоко надъ народомъ.
Не думай ты, что все благополучно,
Когда народъ не голоденъ, не бродитъ
Съ котомками, не грабитъ по дорогамъ.
Не думай ты, что если нѣтъ убійствъ
И воровства ...

Бермята.

Воруютъ понемножку.

Царь.

И ловите?

Бермята.

Зачѣмъ-же ихъ ловить,
Труды терять? Пускай себѣ воруютъ,
Когда-нибудь да попадутся; въ силу
Пословицы народной: "сколько вору
Ни воровать - кнута не миновать".

Царь.

Конечно, грѣхъ неправаго стяжанья
По мелочи не очень-то великъ
Сравнительно, а все-же не мѣшаетъ
Искоренять его. Не уклонимся-жь
Отъ главнаго предмета разговора.
Благополучіе - велико слово!
Не вижу я его давно въ народѣ,
Пятнадцать лѣтъ не вижу. Наше лѣто,
Короткое, годъ отъ году короче
Становится, а весны холоднѣй,
Туманныя, сырыя, точно осень,
Печальныя. До половины лѣта
Снѣга лежатъ въ оврагахъ и лядинахъ11,
Изъ нихъ ползутъ туманы по утрамъ,
А къ вечеру выходятъ злыя сестры,
Трясучія и блѣдныя кумохи12
И шляются по деревнямъ, ломая,
Знобя людей. Недавно мы гуляли
Съ женой твоей, прекрасною Еленой,
Въ саду моемъ тѣнистомъ. Подъ кустами,
Отъ зоркихъ глазъ садовниковъ скрываясь,
Таилася подтаявшая льдинка,
Безпечные, какъ дѣти, мы шутили,
Рѣзвилися съ прекрасною Еленой;
Но холодокъ, віяся тонкой струйкой,
Лица ея прекраснаго коснулся,
И вздулись вдругъ малиновыя губы
И правая румяная щека,
Гора-горой, мгновенно исказилась
Улыбка устъ медовыхъ. Нѣтъ, Бермята,
Не все у насъ благополучно, другъ.
Пятнадцать лѣтъ не кажется Ярило
На нашъ призывъ, когда, встрѣчая солнце,
Въ великій день Ярилинъ, мы напрасно,
Тьмотысячной толпой къ нему взываемъ,
И пѣснями его величье славимь.
Сердитъ на насъ Ярило.

Бермята.

Царь премудрый,
За что-бъ ему сердиться?

Царь.

Есть за что.
Въ сердцахъ людей замѣтилъ я остуду
Не малую; горячности любовной
Не вижу я давно у берендеевъ.
Исчезло въ нихъ служенье красотѣ;
Не вижу я у молодежи взоровъ,
Увлаженныхъ чарующею страстью;
Не вижу дѣвъ задумчивыхъ, глубоко
Вздыхающихъ. На глазкахъ съ поволокой
Возвышенной тоски любовной нѣтъ,
А видятся совсѣмъ другія страсти:
Тщеславіе, къ чужимъ нарядамъ зависть
И прочее. Въ женатыхъ охлажденье
Замѣтнѣе еще: на женъ красавицъ
Диковинныхъ, съ сокольими очами,
На пышную лебяжью бѣлизну
Упругихъ плечъ, супруги берендеи,
Сонливые, взираютъ равнодушно.
Кажись-бы я ... эхъ старость, старость! Гдѣ вы,
Минувшіе веселые года
Горячихъ чувствъ и частыхъ увлеченій?
Чудесныя дѣла недугь любовный
Творилъ въ душѣ моей, и добръ и нѣженъ
Бывалъ тогда счастливый Берендей
И всякаго готовъ принять въ объятья
Открытыя. Теперь и старъ, и сѣдъ,
А, все-таки, не понимаю, можно-ль
Холоднымъ быть, безстрастнымъ оставаться
При видѣ женъ румяныхъ, полногрудыхъ.
Но въ сторону не будемъ уклоняться,
На прежнее воротимся. А жены?
Нельзя сказать, что потеряли вовсе
Горячую привязанность къ мужьямъ,
А, все-жь таки, супружеская вѣрность
Утратила немного, такъ сказать,
Незыблемость свою и несомнѣнность.
Короче, другъ, сердечная остуда
Повсюдная - сердца охолодѣли,
И вотъ тебѣ разгадка нашихъ бѣдствій
И холода: за стужу нашихъ чувствъ
И сердится на насъ Ярило-солнце
И стужей мститъ. Понятно?

Бермята.

Понимаю,
Великій царь, но горю пособить
Не вижу средствъ.

Царь.

А средства быть должны,
Подумай-ка, Бермята!

Бермята.

Царь премудрый,
Издай указъ, чтобъ жены были вѣрны,
Мужья нѣжнѣй на ихъ красу глядѣли,
Ребята всѣ, чтобъ были поголовно
Въ невѣстъ своихъ безумно влюблены,
А дѣвушки задумчивы и томны ...
Ну, словомъ, какъ хотятъ, а только-бъ были
Любовники.

Царь.

Весьма нехитрый способъ,
А пользы-то дождемся?

Бермята.

Никакой.

Царь.

Къ чему-жь тогда указы?

Бермята.

Передъ солнцемъ
Очистка намъ: приказано, молъ, было,
Не слушаютъ, такъ ихъ вина, нельзя-же
По сторожу ко всякому приставить.

Царь.

Придумано неглупо, но некстати.
Мольбами лишь смягчаютъ гнѣвъ боговъ
И жертвами. Безсонницей томимый,
Продумалъ я всю ночь, до утра вплоть,
И вотъ на чемъ остановился: завтра,
Въ Ярилинъ день, въ заповѣдномъ лѣсу,
Къ разсвѣту дня сойдутся берендеи.
Велимъ собрать, что есть въ моемъ народѣ,
Дѣвицъ-невѣстъ и парней-жениховъ
И всѣхъ за-разъ союзомъ неразрывнымъ
Соединимъ, лишь только солнце брызнетъ
Румяными лучами по зеленымъ
Верхамъ деревъ. И пусть тогда сольются
Въ единый кличъ привѣтъ на встрѣчу солнцу
И брачная торжественная пѣснь.
Угоднѣй нѣтъ Ярилѣ жертвы!

Бермята.

Мудрый,
Великій царь, ужь какъ ни весела,
Ни радостна такая встрѣча солнцу,
Да только жаль, что невозможна.

Царь.

Что?
Чего нельзя, Бермята? Невозможно
Исполнить то, чего желаетъ царь?
Въ умѣ-ли ты?

Бермята.

Не гнѣвайся! Невѣсты
Разсорились до драки съ женихами.
Ужь гдѣ женить! На сажень маховую
Не подведешь другъ къ другу.

Царь.

Изъ чего?

Бермята.

Какая-то въ зарѣчной слободѣ
Снѣгурочка недавно объявилась.
Передрались всѣ парни за нее.
На жениховъ накинулись невѣсты
Изъ ревности, и брань идетъ такая -
Усобица, что только руки врозь.

Царь.

Во-первыхъ, я не вѣрю; во-вторыхъ,
Быть можетъ, ты и правъ, тогда старайся
Уладить всѣхъ и примирить до завтра.
Рѣшеніе мое непремѣнимо. (Входитъ отрокъ.)

Отрокъ.

Дѣвушка красная
Просится, кучится13
Взнесть челобитную.

Царь.

Развѣ для дѣвушекъ
Входы заказаны,

Двери затворены? (Отрокъ вводитъ Купаву.)

Явленіе третье.

Царь Берендей, Бермята, Купава, отроки.

Купава (кланяясь).

Батюшка, свѣтлый царь!

Царь (ласково подымая ее).

Сказывай, слушаю!

Купава.

Батюшка, свѣтлый царь
Нешто такъ водится?
Гдѣ-жь это писано,
Гдѣ-же показано?
Сердце-то вынувши... (Плачетъ.)

Царь.

Сказывай, слушаю.

Купава.

Сердце-то вынувши,
Душу-то вызнобивъ,
Дѣвичей ласкою
Вдосталь натѣшившись,
Вдоволь нахваставшись,
При людяхъ дѣвицу
Назвалъ безстыжею.

Царь.

Слышу я, дѣвица,
Слезную жалобу,
Горе-то слышится,
Правда-то видится,
Толку-то, милая,
Мало-малёхонько.
Сказывай по-ряду
Что и какъ дѣялось,
Чѣмъ ты обижена,
Кѣмъ опозорена?

Купава (плача).

Сказывать, свѣтлый царь?

Царь.

Сказывай, умница!

Купава.

Время весеннее,
Праздники частые,
Бродишь, гуляючи
По лугу, по лѣсу,
Долго-ли встрѣтиться,
Долго-ль знакомиться,
Дѣвушкѣ съ парнями?
Вотъ я и встрѣтилась.

Царь.

Съ кѣмъ-же ты встрѣтилась,
Съ кѣмъ познакомилась?

Купава.

Встрѣтилась съ юношемъ,
Чину торговаго,
Роду Мизгирьяго.

Царь.

Знаю, красавица.

Купава (плача).

Сказывать, свѣтлый царь?

Царь.

Сказывай, сказывай!

Купава.

Дай-ка, спрошу тебя,
Батюшка, свѣтлый царь,
Клятвы-то слушать-ли,
Въ совѣсть-то вѣрить-ли,
Али ужь въ людяхъ-то
Вовсе извѣриться?

Царь.

Какъ-же не вѣрить-то,
Милая дѣвушка,
Чѣмъ-же и свѣтъ стоитъ?
Правдой и совѣстью
Только и держится.

Купава (плача).

Я и повѣрила.
Сказывать, свѣтлый царь?

Царь.

Сказывай, умница!

Купава.

Дай-ка, еще спрошу!
Парень приглянется,
Парень полюбится,
Думаешь вѣкъ прожить
Въ счастьи да въ радости,
Парень-то ласковый,
Надо-ль любить его?

Царь.

Надо, красавица.

Купава (плача)

Такъ я и сдѣлала.
Сказывать, свѣтлый царь?

Царь.

Сказывай, сказывай!

Купава.

Всѣхъ-то забыла я,
Батюшку роднаго,
Близкихъ и сродниковъ,
Милыхъ подруженекъ,
Игры веселыя,
Рѣчи завѣтныя.
Знаю да помню лишь
Друга любезнаго.
Встрѣтясь, цалуемся,
Сядемъ, обнимемся,
Въ очи уставимся,
Смотримъ, любуемся.
Батюшка, свѣтлый царь,
Видно, людское-то
Счастье не надолго,
Вздумали, въ лѣсъ пошли,
Взяли подруженекъ,
Звали Снѣгурочку.
Только завидѣлъ онъ
Злую разлучницу,
Коршуномъ воззрился,
Соколомъ кинулся,
Подлѣ разлучницы
Вьется, ласкается,
Гонитъ, срамитъ меня,
Вѣрную, прежнюю.
Самъ-же онъ выкланялъ,
Выплакалъ, вымолилъ
Сердце у дѣвушки,
Самъ-же коритъ, бранитъ,
При людяхъ дѣвушку
Назвалъ безстыжею.

Царь.

Бѣдная дѣвушка,
За сердце трогаютъ
Рѣчи нехитрыя,
Горе правдивое.

Купава.

Слушала, слушала,
Свѣту не взвидѣла,
Ноги-то рѣзвыя
Ровно подкошены,
Такъ и валюсь снопомъ.
Вѣришь-ли, свѣтлый царь,
Такъ вотъ и падаю,
Вотъ хоть сейчасъ гляди,
Такъ вотъ точнехонько
О-земь и грянулась.

(Хочетъ упасть, царь ее поддерживаетъ.)

Царь.

Красавица, повѣрь, что еслибъ громы,
Средь яснаго, безоблачнаго неба,
Раскатами внезапно возгремѣли,
Не такъ-бы я дивился, какъ дивлюсь
Словамъ твоимъ безхитростнымъ. Смѣяться
Надъ дѣвушкой покинутой, надъ сердцемъ,
Ребячески довѣрчивымъ! Ужасно!
Неслыханно, Бермята. Страшно вѣрить!
Приспѣшники, ищите по посаду
Преступника, поставьте Мизгиря
На судъ царевъ. (Приспѣшники уходятъ.)
                               Глашатаи, по вышкамъ
Скликать народъ съ базаровъ и торговъ
На царскій дворъ, на царскій грозный судъ.
А кликать кличъ учтиво, честно, складно.
Чтобъ каждому по чину величанье,
По званію и лѣтамъ былъ почетъ,
Да кланяйтесь почаще да пониже.

(Глашатаи по переходамъ бѣгутъ на вышки.)

1-й Бирючъ (кричитъ съ вышки).

Государевы люди:
Бояре, дворяне,
Боярскія дѣти,
Веселыя головы,
Широкія бороды!
У васъ-ли, дворяне,
Собаки борзыя,
Холопы босые!

2-й Бирючъ (съ другой вышки).

Гости торговые,

Шапки бобровыя,
Затылки толстые,
Бороды густыя,
Кошели тугіе.

1-й Бирючъ.

Молодыя молодицы,
Дочери отецкія,
Жены молодецкія!
У васъ-ли мужья сердитые,
Ворота браные,
Рукава шитые,
Затылки битые.

2-й Бирючъ.

Дьяки, подьячіе,
Парни горячіе,
Ваше дѣло: волочить да жать,
Да руку крючкомъ держать.

1-й Бирючъ.

Старые старички,
Честные мужички,
Подполатные жители,
Бабьи служители!

2-й Бирючъ.

Старыя старушки,
Совьи брови,
Медвѣжьи взгляды,
Ваше дѣло: намутить, наплесть,
Сына со снохой развесть.

1-й Бирючъ.

Молодые молодцы,
Удалые удальцы,
Молодо зелено,
Погулять велѣно,
Люди за дѣло,
Вы за бездѣлье.
Ваше дѣло по теремамъ поглядывать,
Дѣвокъ выманивать.

2-й Бирючъ.

Красныя дѣвицы,
Криночныя баловницы,
Горшечныя пагубницы,
Ваше дѣло: лобъ лощить,
Домъ врозь тащить,
Лепешки печь, подъ заборъ хоронить,
Да ребятъ кормить.

1-й Бирючъ.

Слушайте-послушайте,
Государевы люди,
Государеву волю!
Идите въ красныя ворота
На красный царскій дворъ.
Вереи точены,
Ворота золочены.
Съ краснаго двора въ новы сѣни
На частыя ступени,
Въ дубовыя двери,
Въ государевы палаты,
Судъ судить, рядъ рядить.

(Сходятъ съ вышекъ.)

Царь.

Любезна мнѣ игра ума и слова:
Простая рѣчь жестка. Уборы красятъ
Красивыхъ женъ; высокія палаты
Прикрасами красны, а рѣчи складомъ,
Теченьемъ въ ладъ и шуткой безобидной.
Сбирается народъ?

Отрокъ (съ переходовъ).

Валитъ толпами,
Великій царь.

Царь (Купавѣ).

Дѣвица не тужи!
Печаль темнитъ лица живыя краски,
Забывчиво дѣвичье горе, сердце
Отходчиво: какъ въ уголькѣ, подъ пепломъ
Таится въ немъ огонь для новой страсти
Обидчика забудь! А за обиду
Отмститель судъ да царь.

(Изъ внутреннихъ покоевъ выходятъ: Прекрасная Елена и боярыни, изъ наружныхъ дверей и съ лѣстницы народъ, между народомъ Мурашъ, и Лель. Приспѣшники приводятъ Мизгиря.)

Явленіе четвертое.

Царь Берендей, Бермята, Прекрасная Елена, Купава, Мурашъ, Лель, Мизгирь, царскіе отроки народъ.

Царь (Еленѣ Прекрасной).

Привѣтъ тебѣ,
Краса дворца, Прекрасная Елена!

Прекрасная Елена.

Привѣтъ тебѣ, великій Берендей,
Отъ женъ и дѣвъ, отъ юныхъ берендеекъ,
Отъ всѣхъ сердецъ, лелѣющихъ любовь.

Хоръ народа.

Привѣтъ тебѣ, премудрый,
Великій Берендей,
Владыка среброкудрый,
Отецъ земли своей.
Для счастія народа
Богами ты хранимъ,
И царствуетъ свобода
Подъ скипетромъ твоимъ,
Владыка среброкудрый,
Отецъ земли своей.
Да здравствуетъ премудрый,
Великій Берендей!

Царь.

Спасибо вамъ! Въ приводѣ-ль виноватый?

Бермята.

Виновный здѣсь смиренно ждетъ суда.

Царь (народу).

Вина его извѣстна вамъ?

Народъ.

Извѣстна.

Царь (Мизгирю).

Въ винѣ своей винишься-ль ты?

Мизгирь.

Винюсь.

Царь.

Вина его ужасна, берендеи,
Для милости закроемъ наше сердце
На этотъ разъ. Къ злодѣямъ сожалѣнье
Грозитъ бѣдой: разгнѣванные боги
Вину его на насъ обрушатъ, карой
Падетъ она на берендеевъ. Мщенье
Преступнику грозящій гнѣвъ смиряетъ.
Поругана любовь! Благое чувство,
Великій даръ природы, счастье жизни,
Весенній цвѣтъ ея! Любовь невѣсты
Поругана! Распуколка души,
Раскрывшейся для первыхъ чувствъ, цвѣтокъ
Невинности благоуханный! Срамъ
И стыдъ моимъ серебрянымъ сѣдинамъ!
Чему Мизгирь повиненъ, говорите!

Бермята.

Заставь его жениться на дѣвицѣ
Обиженной!

Мурашъ.

Заставь молить прощенья
У ногъ ея, а если не захочетъ,
Тогда карай грозой своей.

Царь.

Мизгирь,
Желаешь ты загладить грѣхъ, Купаву
Понять въ жену?

Мизгирь.

У Мизгиря невѣста
Снѣгурочка.

Бермята.

Его заставить можно,
Премудрый царь.

Царь.

Не терпитъ принужденья
Свободный бракъ.

Мурашъ.

Не дай ему ругаться,
Обидчику! Спроси сперва Купаву,
Желаеть-ли она сама?

Царь.

Купава!

Купава.

Великій царь, любви Купава ищетъ.
Хочу любить, а какъ его полюбишь?
Обижено, разбито сердце имъ;
Лишь ненависть къ нему до гроба будетъ
Въ груди моей. Не надо мнѣ его.

Царь.

Честной народъ, достойна смертной казни
Вина его; но въ нашемъ уложеньи
Кровавыхъ нѣтъ законовъ; пусть-же боги
Казнятъ его по мѣрѣ преступленья,
А мы судомъ народнымъ Мизгиря
На вѣчное изгнанье осуждаемъ.
Иди отъ насъ, преступникъ, поругатель
Горячности довѣрчивой любви,
Внушенной намъ природой и богами.
Гоните прочь его отъ каждой двери,
Отъ каждаго жилья, гдѣ свято чтутся
Обычаи честные старины!
Въ пустыню, въ лѣсъ его гоните! Звѣри
Товарищи тебѣ по сердцу; сердце
Звѣриное съ звѣрями тѣшь, Мизгирь!

Мизгирь.

Ни слова я не молвлю въ оправданье.
Но еслибъ ты, великій царь, увидѣлъ
Снѣгурочку ...

Народъ.

Снѣгурочка идетъ.

(Входитъ Снѣгурочка, за ней Бобыль и Бобылиха, одѣта богато, въ большой рогатой кичкѣ.)

Явленіе пятое.

Царь Берендей, Бермята, Прекрасная Елена, Купава, Мурашъ, Лель, Мизгирь, Снѣгурочка, Бобыль, Бобылиха, царскіе отроки, народъ.

Снѣгурочка (оглядывая дворецъ).

Какой просторъ, какъ чисто все, богато!
Смотри-ка, мать! Лазоревый цвѣтокъ.
Живехонекъ.

(Садится на полъ и разсматриваегъ цвѣтокъ ча столбѣ.)

Бобылиха.

Да ты-бы поклонилась
Впередъ всего! И намъ поклонъ отвѣсятъ,
Вѣдь тоже мы не изъ послѣднихъ.
(Толкаетъ Снѣгурочку локтемъ и говоритъ тихо.)
Смотрятъ
На кику-то?

Снѣгурочка.

Дивуются, глядятъ.

Бобылиха.

Ну, кланяйся.

Снѣгурочка.

Забыла, не взыщите!
Ну, здравствуйте, честные берендеи!

Бобылиха.

Боярыни стоятъ, гляди! А кики
Попроще, чай, моей?

Снѣгурочка.

Твоя рогатѣй.

Бобылиха.

Ну, то-то же, пускай глядятъ да сохнутъ
Отъ зависти.

Снѣгурочка (указывая на царя).

А это кто? Кафтанъ-то
Узорчатый, обвязка золотая
И по поясъ сѣдая борода.

Бобылиха.

Да это царь.

Снѣгурочка.

Ахъ! Мама, страшно стало
Снѣгурочкѣ. Пойдемъ на волю.

Бобыль.

Ну-ка,
Съ добра ума какую рѣчь сказала!
Въ первой пришлось Бакулѣ Бобылю
На царскія палаты любоваться,
Да вонъ идти! Какая намъ неволя?
Побарствуемъ, покуда не погонятъ.

Бобылиха.

Невѣжа ты! Глазѣешь, ротъ разиня
По сторонамъ, а батюшка, великій
Премудрый царь дивится, что за дура
Въ высокія хоромы забѣжала,
незваная. Деревня ты, деревня.
Поди къ нему, не бойся, не укуситъ,
Да кланяйся пониже!

Снѣгурочка.

(подойдя къ царю, кланяется).

Здравствуй, царь!

Царь (беретъ ее за руку)

Полна чудесъ могучая природа!
Дары свои обильно разсыпая,
Причудливо она играетъ, броситъ
Въ болотинкѣ, въ забытомъ уголкѣ
Подъ кустикомъ, цвѣтокъ весны жемчужный,
Задумчиво склоненный ландышъ - брызнетъ
На бѣлизну его холодной пылью
Серебряной росы и дышитъ цвѣтикъ
Неуловимымъ запахомъ весны,
Прельщая взоръ и обонянье.

Снѣгурочка.

Жалко,
Что ландыши такъ скоро отцвѣли!
Сказалъ-бы ты, что любишь ихъ, такъ я ужь
Давно-бъ тебѣ пучечекъ нарвала
Хорошенькихъ. Не всякій мѣсто знаетъ,
А я въ лѣсу, какъ дома; если хочешь,
Пойдемъ со мной, я мѣсто укажу.

Царь.

Не плачу я, что цвѣтики увяли,
Такой цвѣтокъ цвѣтетъ передъ очами,
Что я смотрго, смотрю, да и не вѣрю:
Во снѣ иль въявь цвѣтокъ передо мной.
(Снѣгурочка съ довольнымъ видомъ смотритъ на всѣхъ и охорашивается.)
Ея краса поможетъ намъ, Бермята,
Ярилинъ гнѣвъ смягчить. Какая жертва
Готовится ему! При встрѣчѣ солнца
Вручимъ ее счастливому супругу.
Снѣгурочка, пришла твоя пора,
Ищи себѣ по сердцу друга!

Снѣгурочка.

Гдѣ-же
Искать его, не знаю.

Царь.

Сердце скажетъ.

Снѣгурочка.

Молчитъ мое сердечко.

Царь (отводя Снѣгурочку).

Не стыдись!
Преклонныя лѣта равняютъ старца
Съ дѣвицею. Стыдливость неумѣстна
Предъ старыми потухшими глазами.
Откройся мнѣ: кого порой вечерней
На зыбкое крылечко поджидаешь?
Кого вдали, прикрывши ручкой глазки,
На полотнѣ зари румяной ищешь?
Кого бранишь за медленность, кому
На встрѣчу шлешь и радости улыбку,
И слезъ потокъ, и брань, и поцалуй?
Кому? скажи, дѣвица!

Снѣгурочка.

Никому.

Бермята.

Великій царь, она любви не знаетъ.

Царь.

Съ ея красой любви не знать, Бермята?
Не вѣрю я. Такихъ чудесъ на свѣтѣ
Не слыхано. Природой неизмѣнно
Положена пора любви для всѣхъ.
Не вѣрю я. Но если правда; какъ-же
Не гнѣваться подателю тепла?
Удвоимъ-же старанія исправить
Невольный грѣхъ. Ужли изъ берендеевъ
На мой призывъ никто не отзовется?
Кому изъ васъ Снѣгурочка милѣе?
Кто можетъ въ ней младенческую душу
Желаніемъ любви зажечь, скажите!

Бобыль.

Не мало ужь пытались, только даромъ
Потратили труды.

Бобылиха.

Не мало было
И плачущихъ, и пляшущихъ, да толку
Ни на волосъ не вышло.

Царь.

Берендеи,
Кому изъ васъ удастся до разсвѣта
Снѣгурочку увлечь любовью, тотъ
Изъ рукъ царя, съ великимъ награжденьемъ
Возьметъ ее, и лучшимъ гостемъ будетъ
За царскими столами на пирахъ,
На праздникѣ Ярилы.

Бермята.

Царь великій,
Молчатъ они.

Царь (Еленѣ).

Прекрасная Елена,
Хочу спросить у васъ, у женщинъ; лучше
Извѣстны вамъ сердечныя дѣла.
Ужли совсѣмъ не стало той отваги
Въ сердцахъ мужчинъ, не стало тѣхъ рѣчей,
Плѣнительно-лукавыхъ, смѣлыхъ взоровъ,
Которыми неотразимо вѣрно,
Бывало, мы дѣвицъ и женъ прельщали?
Прекрасная Елена, укажи,
Кого избрать изъ юныхъ берендеевъ,
Способнаго свершить желанный подвигъ?

Елена Прекрасная.

Великій царь, стыдливость наблюдая
Обычную, могла-бы я, конечно,
Незнаніемъ отговориться; но
Желаніе служить для пользы общей
Стыдливостью пожервовать велитъ.
Изъ юношей цвѣтущихъ, берендеевъ,
Извѣстныхъ мнѣ, одинъ лишь только можетъ
Внушить любовь дѣвицѣ, сердце женъ
Поколебать, хотя-бы наша вѣрность
Крѣпка была, какъ сталь - и это Лель.

Царь.

Какая честь тебѣ, пастухъ!

Лель.

Не мнѣ,
Великій царь, а солнцу подобаетъ
Такая честь. Лелѣяло изъ млада
Оно меня - учило пѣсни пѣть;
Его тепло въ рѣчахъ моихъ, и слушать
Охотятся дѣвицы рѣчи Леля.
Тепло его въ крови моей и въ сердцѣ,
И теплится въ лицѣ румянцемъ смуглымъ,
И свѣтится весенней сладкой нѣгой
Изъ глазъ моихъ. Снѣгурочка, пойдемъ
Свивать вѣнки со мною вмѣстѣ, будемъ
Встрѣчать зарю и солнечный восходъ!
Смотрите ей въ глаза! Она полюбитъ
Къ разсвѣту дня - меня или другого,
Снѣгурочка полюбитъ непремѣнно,
Повѣрьте мнѣ; а бѣдный пастушонко,
Кудрявый Лель, въ угоду богу-Солнцу
И свѣтлому царю, поможетъ ей!

Мизгирь.

Великій царь, отсрочь мое изгнанье
Огонь любви моей воспламенитъ
Снѣгурочки нетронутое сердце.
Клянусь тебѣ великими богами,
Снѣгурочка моей супругой будетъ.
А если нѣтъ - пускай меня караетъ
Законъ царя и страшный гнѣвъ боговъ.

Царь.

Мизгирь и Лель, при вашемъ обѣщаньи
Покоенъ я и безпечально встрѣчу
Ярилинъ день. Вечернею зарей,
Въ заповѣдномъ лѣсу моемъ, сегодня
Сберемся мы для игръ и пѣсенъ. Ночка
Короткая минуетъ незамѣтно.
На розовой зарѣ въ вѣнкѣ зеленомъ,
Среди своихъ ликующихъ дѣтей
Счастливый царь пойдетъ на встрѣчу Солнца.

Народъ.

Да здравствуетъ премудрый
Великій Берендей,
Владыка среброкудрый,
Отецъ земли своей!
Для счастія народа
Богами ты хранимъ,
И царствуетъ свобода

Подъ скипетромъ твоимъ! (Всѣ уходятъ)

Дѣйствіе третье.

Просторная поляна въ лѣсу; справа и слѣва сплошной лѣсъ стѣной, передъ лѣсомъ, по обѣ стороны, невысокіе кусты. Вдали, межъ кустами, видны богатые шатры. Вечерняя заря догораетъ.

Явленіе первое.

Молодые берендеи водятъ круги, одинъ кругъ ближе къ зрителямъ другой поодаль. Дѣвушки и парни въ вѣнкахъ, Старики и Старухи, кучками сидятъ подъ кустами и угощаются брагой и пряниками. Въ первомъ кругу ходятъ Купава, Радушка, Малуша, Брусило, Курилка, въ срединѣ круга: Лель и Снѣгурочка, Мизгирь, не принимая участія въ играхъ, то показывается между народомъ, то уходитъ въ лѣсъ. Бобыль пляшетъ подъ волынку. Бобылиха, Мурашъ и нѣсколько изъ сосѣдей сидятъ кругомъ и пьютъ пиво. Царь со свитой смотрятъ издали на играющихъ.

Дѣвушки и парни.

(водя круги, поютъ).

Ай, во полѣ липонька,
Подъ липою бѣль шатеръ,
Въ томъ шатрѣ столъ стоитъ,
За тѣмъ столомъ дѣвица
Рвала цвѣты со травы,
Плела вѣнокъ съ яхонты.
Кому вѣнокъ износить?
Носить вѣнокъ милому.

(Снѣгурочка надѣваетъ вѣнокъ на Леля, кругъ расходится, всѣ смотрятъ на Бобыля, который пляшетъ подъ волынку.)

Бобылиха (потчуя Мураша)

Пожалуйте! И наша не щербата
Копеечка - и мы поразжились.

Мурашъ.

Отказу нѣтъ. Да мужа-то попотчуй!
Намаялся, хоть душу отведетъ.

(Бобыль перестаетъ плясать.)

Бобылиха.

(подавая Бобылю стаканъ пива).

На праздникахъ тяжеле всѣхъ Бакулѣ,
Хлопотъ ему по горло: пляшетъ, пляшетъ,
Надсадется, а не отстанетъ. Жаденъ
До пляски-то. Смотрѣть-то жалость, право,
Того гляди, умретъ когда съ надсады,
Допляшется.

Мурашъ.

Старательный мужикъ.

Царь.

(проходитъ между гуляющими).

Веселое гулянье! Сердцу радость
Глядѣть на васъ. Играйте, веселитесь,
Заботы прочь гоните; для заботы
Своя пора. Народъ великодушный
Во всемъ великъ - мѣшать съ бездѣльемъ дѣло
Не станетъ онъ - трудиться, такъ трудиться,
Плясать и пѣть, такъ вдоволь - до упаду.
Взглянуть на васъ, разумнымъ окомъ, скажешь,
Что вы народъ честной и добрый; ибо
Лишь добрые и честные способны
Такъ громко пѣть и такъ плясать отважно.
Спасибо вамъ на пѣсняхъ и на пляскѣ!
Ужь тѣшиться, такъ тѣшиться. (Скоморохамъ.)
                                                                       Пляшите,
Кувыркайтесь, ломайтесь, дураки! (Скоморохи пляшутъ.)
Заря чиста и утро будетъ ясно.
Уходитъ день веселый, догораютъ
Послѣдніе лучи зари, все выше
И выше свѣтъ малиновый; потёмки
Цѣпляются за сучья и ростутъ,
Преслѣдуя зари румяный отблескъ,
И скоро ночь въ росящемся лѣсу
Съ вершинами деревьевъ станетъ въ ровень.
Пора къ шатрамъ, въ кругу гостей веселыхъ
Окончить день и встрѣтить новый. Пѣсню
Послѣднюю пропой, пригожій Лель!

Лель (поетъ).

Туча со громомъ сговаривалась:
Ты громъ греми, а я дождь разолью,
Вспрыснемъ-ка землю весеннимъ дождемъ!
То-то цвѣточки возрадуются,
Выдутъ дѣвицы за ягодками,
Парни за ними увяжутся.
Лель, мой Лель! Лели-Лели, Лель!
Въ рощѣ подруженьки врозь разбрелись,
Кто по кустамъ, кто по ельничку.
Ягодки брали, аукалися,
Милой подруженьки нѣтъ, какъ нѣтъ;
Всѣ-то дѣвицы расплакалися:
Нашу подружку не волкъ-ли заѣлъ.
Лель, мой Лель! Лели-Лели, Лель!
Встрѣтился дѣвушкамъ чужъ-чуженинъ,
Чужъ-чуженинушко, старъ старичокъ.
Глупыя дѣвки, съ ума вы сбрели,
Что вамъ за радость аукаться,
Что ей за прибыль откликнуться?
Вы-бъ по кустамъ-то пошарили.
Лель, мой Лель, Лели-Лели, Лель!
Туча со громомъ сговаривалась:
Ты громъ греми, а я дождь разолью,
Вспрыснемъ-ка землю весеннимъ дождемъ!
То-то цвѣточки возрадуются.
Вымочимъ дѣвушекъ-ягодницъ,
Вымочимъ ихъ, да и высушимъ.
Лель, мой Лель, Лели-Лели, Лель.

Царь.

Спасибо, Лель! Дѣвицы, не стыдитесь!
Не вѣрю я, ну, статочное-ль дѣло
Въ частыхъ кустахъ подружку потерять?
Потѣшилъ ты царево сердце, Лель.
Потѣшь еще! Въ кругу подругъ стыдливыхъ
Красавицу дѣвицу выбирай,
Веди ко мнѣ, и всѣмъ на поглядѣнье,
Пускай она за пѣсню наградитъ
Пѣвца любви горячимъ поцалуемъ.

(Лель идетъ къ дѣвушкамь.)

Снѣгурочка (тихо Лелю).

Возьми меня!

Лель.

Изволь. Поди къ сторонкѣ.
Дѣвичій кругъ нельзя не обойти,
Для виду хоть. За что-же ихъ обидѣть?

(Снѣгурочка отходитъ, весело смотритъ, оправляется и охорашиваегся. Лель беретъ Купаву, подводитъ къ царю и цалуетъ. Снѣгурочка въ слезахъ убѣгаетъ въ кусты.)

Царь.

Тепломъ проникъ до старикова сердца
Отчетливый и звонкій поцалуй,
Какъ-будто я увѣсистую чашу
Стоялаго хмельного меду выпилъ.
А кстати я о хмелѣ вспомнилъ. Время
Къ столамъ идти, Прекрасная Елена,
И хмелю честь воздать. Его услады
И старости доступны. Поспѣшимъ!
Желаю вамъ повеселиться, дѣти.

(Уходитъ съ Бермятой и Прекрасной Еленой. Нѣкоторые берендеи, и въ томъ числѣ Лель, уходятъ за царемъ.)

Брусило.

Все Лель да Лель, ему такое счастье!
А чѣмъ-же мы не молодцы? Не хуже
Сплясать да спѣть умѣемъ.

Радушка.

А Купавѣ
За что, про что такая честь? Красавицъ,
Не ей чета, найдется между нами.

Курилка.

Вотъ мы ему докажемъ, только стоитъ
Осмѣлиться да захотѣть.

Брусило.

Докажемъ,
Осмѣлимся, сыграемъ при народѣ
Игру свою, что два года учили,
Тишкомъ отъ всѣхъ, въ овинахъ хоронясь.
           (Поетъ пѣсню, а Курилка представляетъ бобра.)
Купался боберъ,
Купался черной,
На рѣчкѣ быстрой.
Ай, лели-лели!
Не выкупался
Лишь выпачкался,
Въ грязи вывалялся.
Ай, лели-лели!
На горку входилъ,
Отряхивался,
Охорашивался.
Ай, лели-лели!
Осматривался
Нейдетъ-ли кто,
Не сыщетъ-ли что?
Ай, лели-лели!
Охотнички свищутъ,
Собаки-то рыщутъ,
Черна бобра ищутъ.
Ай, лели-лели!
Хотятъ шубу шить,
Бобромъ опушить,
Дѣвкамъ подарить.
Ай, лели-лели!
Дѣвки чернобровы,
На нихъ шубы новы,
Опушки бобровы.
Ай, лели-лели! (Перестаетъ пѣть.)
Не ладно-ль, что-ль, пропѣто?

Курилка.

Ай, да мы!

Радушка.

Ужь видно намъ мириться съ вами, парни.
Ребята вы другихъ не хуже. Пусть-же
Узнаетъ Лель, и мы ему докажемъ,
Что парни насъ не обѣгаютъ. Радъ-бы
Обнять когда и Радушку, да поздно;
У ней дружокъ, ему и поцалуи
Отъ Радушки.

Малуша.

Малушкины Курилкѣ.

Брусило (обнимая Радушку).

Любезное житье!

Курилка (обнимая Малушу).

Чего-же лучше?
Подружка есть, такъ сердце дома. Братцы,
Пойдемъ смотрѣть на царскіе шатры.

(Уходятъ всѣ: парни съ дѣвушками, Купава съ Мурашемъ, Бобыль съ Бобылихой; Снѣгурочка выходитъ изъ кустовъ, Лель съ противоположной стороны.)

Явленіе второе.

Лель и Снѣгурочка.

Лель.

Куда она дѣвалась, запропала?
Купавушка! Да не она-ли? (Подходитъ къ Снѣгурочкѣ.)

Нѣтъ,
Снѣгурочка одна, въ слезахъ. О чемъ
Тоскуешь ты? Дѣвицы веселятся,
Во всемъ лѣсу веселый гулъ идетъ,
То пѣсенки, то звонкій смѣхъ, то шопотъ
Воркующій, то робости и счастья
Короткій вздохъ, отрывистый. А ты
Одна въ слезахъ.

Снѣгурочка.

Ужли тебѣ не жалко
Сиротку такъ обидѣть?

Лель.

Я не знаю,
Какую ты нашла обиду?

Снѣгурочка.

Какъ-же ?
Красавица Снѣгурочка, иль нѣтъ?

Лель.

Красавица.

Снѣгурочка.

А ты берешь Купаву,
Ведешь къ царю, цалуешь. Развѣ лучше
Снѣгурочки Купава? Вотъ обида,
Какой забыть нельзя.

Лель (обнимая Снѣгурочку).

За что сердиться,
Снѣгурочка? Не дорогъ поцалуй
При всемъ честномъ народѣ, втихомолку
Цѣннѣе онъ и слаще.

Снѣгурочка.

Я не вѣрю.
Не сладко мнѣ украдкой цаловаться.
Подумай ты, когда теперь дождешься,
Чтобъ царь велѣлъ изъ всѣхъ дѣвицъ-красавицъ
Красавицу поставить на показъ!

Лель.

Не долго ждать тебѣ.

Снѣгурочка.

Опять обманешь,
Опять возьмешь другую.

Лель.

Какъ-же быть-то?
Возьмешь тебя, обидятся другія;
Другую взять, тебя обидѣть. Скоро
Румяная забрезжится заря,
Народъ съ царемъ пойдетъ на встрѣчу солнца,
А мнѣ впередъ идти и запѣвать
Съ подружкою. Кого бы взять ? Не знаю.

Снѣгурочка.

Пригожій Лель, возьми меня!

Лель.

Другая
За эту честь души не пожалѣетъ.

Снѣгурочка.

Что тебѣ угодно, все на свѣтѣ
Снѣгурочка отдастъ.

Лель.

Люби меня!

Снѣгурочка.

И рада-бъ я душой, да не умѣю.
Пригоженькій, когда настанетъ время
Снѣгурочкѣ любить, ужь никого-то,
Опричь тебя, не полюблю.

Лель.

Посмотримъ.

Снѣгурочка.

Хорошенькій-пригоженькій, возьми.

Лель.

Ужь видно взять.

Снѣгурочка.

Пригоженькій, послушай!
Коль хочешь ты, чтобъ сердце не болѣло
У бѣдненькой Снѣгурочки, съ другими
Дѣвицами водиться перестань!
Ласкаешь ихъ, а мнѣ сердечко больно.
Цалуешь ихъ, а я гляжу да плачу.

Лель.

Безъ ласки жить нельзя-же пастушонку!
Не пашетъ онъ, не сѣетъ; съ малолѣтства
На солнышкѣ валяется; лелѣетъ
Весна его и вѣтерокъ ласкаетъ.
И нѣжится пастухъ на вольной волѣ.
Въ умѣ одно: дѣвичья ласка, только
И думаешь о ней.

Снѣгурочка.

Ласкай меня,
Цалуй меня, пригоженькій! Пусть видятъ,
Что я твоя подружка. Горько, больно
Одной бродить! Глядятъ, какъ на чужую
И дѣвушки и парни. Вотъ пошла-бы
На царскіе столы смотрѣть, а съ кѣмъ?
Подружки всѣ съ дружками, косо смотрятъ,
Сторонятся: отстань, молъ, не мѣшай!
Съ старушками пойти и съ стариками -
Насмѣшками да бранью докорятъ.
Одной идти, такъ страшно. Будь дружкомъ,
Пригоженькій!

Лель.

Сама-же виновата.

Не мало я любилъ тебя, горючихъ
Не мало слезъ украдкой пролилъ.

Снѣгурочка.

Все-то
Глупа еще; прости, пригожій Лель!

Лель.

А стоило хоть словомъ приласкать
Поласковѣй, и ты-бъ закабалила
Меня на вѣкъ и волю отняла.

Снѣгурочка.

Про старое не помни, Лель пригожій!
Люби меня немножко; дожидайся,
Снѣгурочка сама тебя полюбитъ.
Сведи меня смотрѣть шатры царевы,
И солнышко встрѣчать возьми подружкой!
Хорошенькій-пригоженькій, возьми!

Лель.

Дождись меня, возьму. Пойду къ ребятамъ,
Не ужиналъ еще - какъ разъ вернусь. (Убѣгаетъ.)

Явленіе третье.

Снѣгурочка, потомъ Мизгирь.

Снѣгурочка.

Вотъ любо-то! Вотъ радость. Не въ народѣ,
Въ густой толпѣ, изъ-за чужой спины,
Снѣгурочка смотрѣть на праздникъ будетъ,
Впередъ пойдетъ. И царь, и люди скажутъ:
Такой четы на диво поискать! (Снимаетъ вѣнокъ.)
Завялъ вѣнокъ - на утро надо новый
Сплести себѣ изъ тонкихъ зыбкихъ вѣтокъ;
Вплету туда цвѣточки василечки.
                     (Въ задумчивости запѣваетъ.)
Ах, цвѣточки василечки. (Выходитъ Мизгирь.)

Мизгирь.

Снѣгурочка, тебя давно ищу я. (Беретъ ее за руку.)

Снѣгурочка (съ испугомъ).

Ахъ, нѣтъ. Уйди! Не надо.

Мизгирь.

Не оставлю
Твоей руки, пока въ мольбахъ и стонахъ
Не выскажу тебѣ, какъ ноетъ сердце,
Какой тоской душа больна. Не знала
До сей поры она любви страданій,
Утѣхи лишь извѣстны ей; а сердце
Приказывать привыкло, не молило,
Не плакало оно. Передъ тобою
Въ слезахъ стойтъ не мальчикъ, гордый духомъ
Смиряется. Доселѣ я не плакалъ,
И даже словъ не тратилъ много; только
Рукой манилъ дѣвицъ дѣлить любовь,
И золото бросалъ за ласки; нынѣ
Сломился я подъ гнетомъ жгучей страсти,
И слезы лью. Смотри, колѣна клонитъ
Передъ дѣвченкой гордый человѣкъ. (Падаетъ на колѣни.)

Снѣгурочка.

Зачѣмъ, зачѣмъ? Вставай, Мизгирь!

Мизгирь.

Полюбишь,
Полюбишь ты меня? Скажи!

Снѣгурочка.

О, нѣтъ!
Слова твои пугаютъ, слезы страшны,
Чего-то я боюсь съ тобой. Уйди!
Оставь меня, прошу! Пусти! Ты добрый,
Зачѣмъ пугать Снѣгурочку? (Старается вырвать руку.)

Мизгирь.

Постой!
Что страшенъ я, то правда. Не напрасно-жь
Румяный стыдъ прорѣзалъ полосами
Лицо мое; за горечь униженья
Заплатишь ты.

Снѣгурочка.

О, если все такая
Живетъ любовь въ народѣ, не хочу,
Не буду я любить.

Мизгирь.

Поищемъ средства
Желаннаго достичь по доброй волѣ.
Снѣгурочка, у острова Гурмыза,
Гдѣ теплое бушующее море
На камни скалъ прибрежныхъ хлещетъ пѣну,
Пускаются безъ страха водолазы
Отважные искать по дну морскому
Прибыточной добычи. Я пытался,
Удачи ждалъ: давалъ большую цѣну
За жизнь людей и посылалъ на дно
За жемчугомъ проворныхъ водолазовъ.
И вынесъ мнѣ одинъ зерно такое,
Какого нѣтъ въ коронахъ у царей,
Ни у царицъ въ широкихъ ожерельяхъ.
Купить его нельзя; полцарства стоитъ
Жемчужина. Смѣняться? Вещи равной
Не подберешь. Цѣной ему равна,
Снѣгурочка, одна любовь твоя.
Смѣняемся, возьми безцѣнный жемчугъ,
А мнѣ любовь отдай.

Снѣгурочка.

Безцѣнный жемчугъ
Себѣ оставь; не дорого цѣню я
Свою любовь, но продавать не стану:
Смѣняюсь я любовью на любовь,
Но не съ тобой, Мизгирь.

Мизгирь.

Отдашь и даромъ.
Довольно словъ, довольно убѣжденій!
Бросай вѣнокъ дѣвичій! Ты жена,
Снѣгурочка. Поклялся я богами
Передъ царемъ, и клятву исполняю.

Снѣгурочка.

Оставь! Пусти! Бѣги, спасай Снѣгурку,
Пригожій Лель!

Мизгирь.

О! Если Лель ... такъ прежде
Возьметъ Мизгирь, что хочетъ взять пастухъ.
(Лѣшій сзади обнимаетъ Мизгиря; Снѣгурочка вырывается и бѣжитъ по полянѣ. Лѣшій оборачивается пнемъ. Мизгирь хочетъ бѣжать за Снѣгурочкой; между нимъ и ею встаетъ изъ земли лѣсъ. Въ сторонѣ показывается призракъ Снѣгурочки. Мизгирь бѣжитъ къ нему- призракъ исчезаетъ, на мѣстѣ его остается пень съ двумя прилипшими свѣтящимися какъ глаза, свѣтляками.)
Безумецъ, я, любовью опьяненный,
Сухой пенекъ за милый образъ принялъ,
Холодный блескъ зеленыхъ свѣтляковъ
За свѣтлые Снѣгурочкины глазки.

(Изь лѣсу показывается призракъ Снѣгурочки и манитъ Мизгиря. Кусты и сучья деренъ принимаютъ мѣняющіеся фантастическіе образы. Мизгирь бѣжитъ за призракомъ.)

Лѣшій.

Броди всю ночь за призракомъ бѣгущимъ!
Лови мечты манящей воплощенье!
Лишь свѣтлый день твои разсѣетъ грёзы.

(Уходитъ; поляна принимаеть прежній видъ. Входитъ Лель, за нимъ Прекрасная Елена.)

Явленіе четвертое.

Лель и Прекрасная Елена.

Прекрасная Елена.

Плѣнительный пастухъ, куда стремишься?
Умильный взглядъ обороти назадъ!

Лель.

Прекрасная Елена!

Прекрасная Елена.

Ты дивишься,
Что въ поздній часъ одна въ лѣсу блуждаю,
Пригожій Лель; меня взманило пѣнье
Пѣвца весны; гремящій соловей,
Съ куста на кустъ перелетая, манитъ
Раскрытое для увлеченій сердце,
И дальше въ лѣсъ опасный завлекаетъ
Прекрасную Елену.

Лель.

Не далеко
Отъ царскаго шатра блуждаешь ты.
Вернись къ нему открытою поляной!
Опасности не встрѣтишь.

Прекрасная Елена.

Злой пастухъ,
Не хочешь ты прекрасную Елену,
Въ густомъ лѣсу тѣнистомъ проводить
Уютною тропинкой.

Лель.

Провожатымъ
Пошелъ-бы я, да сердце не на мѣстѣ:
Въ гулянкахъ я все стадо растерялъ,
Ищу теперь по кустикамъ овечекъ.

Прекрасная Елена.

По кустикамъ? Противный, чуетъ сердце,
Какую ты въ лѣсу овечку ловишь.
Ахъ, бѣдная овечка, прячься дальше!
Отыщетъ Лель и сѣтью льстивой рѣчи
Запутаетъ въ такую-же напасть,
Въ какую ввелъ Прекрасную Елену.
Заставилъ ты несчастную ревниво
Слѣдить тебя въ печальномъ размышленьи,
Какъ вредно вамъ ввѣряться, пастухамъ.

Лель.

Спѣши къ шатрамъ, Прекрасная Елена,
Отсутствіе твое замѣтятъ скоро.

Прекрасная Елена.

Ахъ, милый Лель, боюсь.

Лель.

Чего, Елена
Прекрасная, боишься ты?

Прекрасная Елена (прижимаясь къ Лелю).
Ахъ, Лель,
Всего боюсь. Смотри, въ кустахъ мелькаютъ
И свѣтятся двойчаткой, точно свѣчки,
Глаза волковъ кровавые. А вотъ
На деревѣ повисъ, какъ кошка, лѣшій;
Скосивъ глаза и высунувъ языкъ,
Старается удавленника скорчить.
А вотъ другой, для глупой шутки, лапу
Лохматую въ колючій кустъ просунувъ,
Зажмурясь, ждетъ, чтобъ ферязь разорвать
И сдѣлать въ ней прорѣху, гдѣ не надо.
Всего боюсь, и свѣта и потёмковъ,
Страшитъ меня и звѣрь и человѣкъ,
И лѣшій злой проказникъ. Только Лелю
Пригожему, закрывъ глаза, безъ страха
Холоднаго, себя ввѣряю.
                     (Зажмурясь, ложится на грудь Лелю.)
                                                             Сладко
Въ объятіяхъ твоихъ лежать и млѣть.
(Входитъ Бермята. Лель передаетъ ему Прекрасную Елену и уходитъ.)
Но пламень чувствъ моихъ не зажигаетъ
Огня въ груди у Леля.

Явленіе пятое.

Елена Прекрасная и Бермята.

Бермята.

Лель пригожій
Отъ пламенной любви твоей бѣжитъ.

Елена Прекрасная.

Какой ударъ!

Бермята.

Пенять и удивляться
Не стану я; прекрасную супругу
Не въ первый разъ въ чужихъ объятьяхъ вижу.
Пойдемъ со мной! Въ лѣсу ночной порою
И встрѣтитъ кто, такъ все-жь пристойнѣй съ мужемъ
Бродить тебѣ, чѣмъ съ Лелемъ.

Прекрасная Елена.

Милый мужъ,
Разбойникъ Лель удвоиваетъ нѣжность
Жены твоей къ тебѣ. Его поступокъ
Прекрасную Елену убѣждаетъ,
Что юноши всѣ нагло-безсердечны,
За то мужья и милы и добры.

(Уходятъ. Входитъ Лель, Снѣгурочка выходитъ изъ кустовъ.)

Явленіе шестое.

Лель и Снѣгурочка.

Снѣгурочка.

Велѣлъ, и жду тебя, велѣлъ и жду.
Пойдемъ къ царю! А я вѣночекъ новый
Сплела себѣ, смотри. Пригожій Лель,
Возьми съ собой! Обнимемся! Покрѣпче
Прижмусь къ тебѣ отъ страха. Я дрожу,
Мизгирь меня пугаетъ: ищетъ, ловитъ.
И что сказалъ, послушай! Что Снѣгурка
Его жена. Ну, статочное-ль дѣло:
Снѣгурочка жена? Какое слово
Нескладное!

Лель (завидѣвъ бѣгущую Купаву).

Да здѣсь-ли намъ сжидаться?
Не тамъ-ли вонъ, смотри!

Снѣгурочка.

Да здѣсь-ли, тамъ-ли,
Вѣдь ты со мной. Чего-жь еще?

Лель.

Подпасокъ
бѣжитъ сюда по тайности словечко
Сказать со мной. Дождись вонъ тамъ!

Снѣгурочка.

Изволь!

(Уходитъ на другую сторону въ кусты. Прибѣгаетъ Купава.)

Явленіе седьмое.

Лель, Купава и Снѣгурочка.

Купава.

Насилу я нашла тебя, желанный,
Сердечный другъ, голубчикъ сизокрылый!
Не въ глазки, нѣтъ, не въ щечки цаловать,
У ногъ лежать, голубчикъ сизокрылый,
У ногь лежать должна Купава.

Лель.

Полно!
Летятъ и льнутъ къ сотѣ медовой мухи,
Къ водѣ листокъ, къ цвѣточку пчелка льнетъ,
Къ Купавѣ Лель.

Купава.

Голубчикъ сизокрылый,
Тепло мое сердечко, благодарной
На вѣкъ тебѣ останусь; ты отъ сраму,
Отъ жгучихъ иглъ насмѣшки и покоровъ
Купавѣ спасъ дѣвическую гордость.
При всемъ честномъ народѣ, поцалуемъ
Сравнялъ меня, забытую, со всѣми.

Лель.

Да развѣ я не зналъ, какое сердце
Куплю себѣ, тебя цалуя. Если
У глупаго мальчёнка-пастуха
Разсудка нѣтъ, такъ вѣщимъ сердцемъ сыщетъ
Подружку онъ.

Купава.

Подружку? Нѣтъ, собачку.
Мани меня, когда ласкать захочешь,
Гони и бей, коль ласка надоѣстъ.
Безъ жалобы отстану, только взглядомъ
Слезящимся скажу тебѣ, что я, молъ,
Приду опять, когда поманишь.

Лель.

Радость
Души моей, Купава, сиротинка
Свою гульбу-свободу отгулялъ,
Побѣдная головка докачалась

До милыхъ рукъ, долюбовались очи
До милыхъ глазъ, домаялось сердечко
До теплаго пріюта.

Купава.

Лель пригожій,
На долго-ли любовь твоя, не знаю;
Моя любовь до вѣку и до часу
Послѣдняго, голубчикъ сизокрылый!

Лель.

Идемъ скорѣй! Блѣднѣютъ тѣни ночи.
Смотри, заря чуть видною полоской
Прорѣзала восточный неба край,
Растетъ она, яснѣе, ширясь: это
Проснулся день и раскрываетъ вѣки
Свѣтящихъ глазъ. Пойдемъ. Пора приспѣла
Встрѣчать восходъ Ярила-Солнца. Гордо
Передъ толпой покажетъ Солнцу Лель
Любимую свою подругу.

(Снѣгурочка выбѣгаетъ изъ кустовъ.)

Снѣгурочка.

Стойте!
Обманщикъ Лель, зачѣмъ-же я ждала,
Плела вѣнокъ? Вѣдь не затѣмъ, чтобъ послѣ
Смочить его слезами. Ты ужь такъ-бы
Сказалъ тогда: Снѣгурочка, плети,
Плети вѣнокъ и плачь, роняй слезинки
На каждый листъ, на каждый лепестокъ!
А ты манилъ.

Купава.

Снѣгурочка, да чѣмъ-же
Встрѣчать тебѣ восходъ Ярила-Солнца?
Когда его встрѣчаемъ, жизни сила,
Огонь любви горитъ у насъ въ очахъ.
Любовь и жизнь дары Ярила-Солнца:
Его-жь дары ему приносятъ дѣвы
И юноши; а ты сплела вѣнокъ,
Надѣла бусъ на шейку, причесалась,
Пригладилась, и запонъ, и коты
Новёхоньки, - тебѣ одна забота,
Какъ глупому ребенку, любоваться
На свой нарядъ да забѣгать впередъ,
Поодоль стать, въ глазахъ людей вертѣться
И хвастаться обновками.

Снѣгурочка.

Купава
Разлучница! Твое-же это слово;
Сама меня разлучницей звала,
Сама-же ты и разлучаешь съ Лелемь.

Лель.

Снѣгурочка, подслушивай почаще
Горячія Купавы рѣчи! Время
Узнать тебѣ, какъ сердце говоритъ,
Когда оно любовью загорится,
Учись у ней любить и знай, что Лелю
Не дѣтская любовь нужна. Прощай!
                               (Убѣгаетъ сь Купавой.)

Снѣгурочка.

Обманута, обижена, убита
Снѣгурочка. О мать, Весна-Красна!
Бѣгу къ тебѣ, и съ жалобой, и съ просьбой
Любви прошу, хочу любить. Отдай
Снѣгурочкѣ дѣвичье сердце, мама!
Отдай любовь, иль жизнь мою возьми! (Убѣгаетъ.)

Дѣйствіе четвертое.

Ярилина долина: слѣва (отъ зрителей) отлогая покатость, покрытая невысокими кустами; справа - сплошной лѣсъ; въ глубинѣ озеро, поросшее осокой и водяными растеніями съ роскошными цвѣтами; по берегамъ цвѣтущіе кусты съ повисшими надъ водой вѣтвями; съ правой стороны озера голая Ярилина гора, которая оканчивается острою вершиной. Утренняя заря.

Явленіе первое.

Призракъ Снѣгурочки несется, едва касаясь земли, Мизгирь идетъ за нимъ.

Мизгирь.

Всю ночь въ глазахъ мелькаетъ милый образъ.
Снѣгурочка, постой одно мгновенье!

(Убѣгаетъ за призракомъ въ лѣсъ. Снѣгурочка сходитъ съ горы.)

Явленіе второе.

Снѣгурочка, потомъ Весна.

Снѣгурочка (обращаясь къ озеру)

Родимая, въ слезахъ тоски и горя,
Зоветъ тебя покинутая дочь.
Изъ тихихъ водъ явись услышать стоны
И жалобы Снѣгурочки твоей.

(Изъ озера поднимается Весна, окруженная цвѣтами.)

Весна.

Снѣгурочка, дитя мое, о чемъ
Мольбы твои? Великими дарами
Могу тебя утѣшить на прощанье.
Послѣдній часъ Весна съ тобой проводитъ,
Съ разсвѣтомъ дня вступаетъ богъ-Ярило
Въ свои права и начинаетъ лѣто.
(Подходитъ къ Снѣгурочкѣ.)
Чего тебѣ не достаетъ?

Снѣгурочка.

Любви.
Кругомъ меня всѣ любятъ, всѣ счастливы
И радостны, а я одна тоскую;
Завидно мнѣ чужое счастье, мама.
Хочу любить; но словъ любви не знаю
И чувства нѣтъ въ груди; начну ласкаться.
Услышу брань, насмѣшки и укоры
За дѣтскую застѣнчивость, за сердце
Холодное. Мучительную ревность
Узнала я, любви еще не зная.
Отецъ-Морозъ и ты Весна-Красна
Дурное мнѣ завистливое чувство,
Взамѣнъ любви, въ наслѣдство удѣлили;
Въ приданое для дочки положили
Безсонныя томительныя ночи
И встрѣчу дня безъ радости. Сегодня,
На ключикѣ холодномъ умываясь,
Взглянула я въ зеркальныя струи,
И вижу въ нихъ лицо свое въ слезахъ,
Измятое тоской безсонной ночи.
И страшно мнѣ, краса моя увянетъ
Безъ радости. О, мама, дай любви!
Любви прошу, любви дѣвичей.

Весна.

Дочка,
Забыла ты отцовы опасенья.
Любовь тебѣ погибель будетъ.

Снѣгурочка.

Мама,
Пусть гибну я, любви одно мгновенье
Дороже мнѣ годовъ тоски и слезъ.

Весна.

Изволь, дитя - любовью подѣлиться
Готова я; родникъ неистощимый
Любовныхъ силъ въ вѣнкѣ моемъ цвѣтномъ.
Сними его! Присядь ко мнѣ поближе!
(Весна садится на траву, Снѣгурочка подлѣ нея. Цвѣты окружаютъ вхъ.)
Смотри, дитя, какое сочетанье
Цвѣтовъ и травъ, какіе переливы
Цвѣтной игры и запаховъ пріятныхъ!
Одинъ цвѣтокъ, который ни возьми,
Души твоей дремоту пробуждая,
Зажжетъ въ тебѣ одно изъ новыхъ чувствъ,
Незнаемыхъ тобой - одно желанье,
Отрадное для молодого сердца,
А вмѣстѣ всѣ въ одинъ вѣнокъ душистый
Сплетясь пестро, сливая ароматы
Въ одну струю - зажгутъ всѣ чувства разомъ.
И вспыхнетъ кровь и очи загорятся,
Окрасится лицо живымъ румянцемъ,
Играющимъ, и заколышетъ грудь
Желанная тобой любовь дѣвичья.
Зорь весеннихъ цвѣтъ душистый
Бѣлизну твоихъ ланитъ,
Бѣлый ландышъ, ландышъ чистый
Томной нѣгой озаритъ.
Барской спѣси бархатъ алый
Опушитъ твои уста,
Дастъ улыбку цвѣтикъ малый,
Незабудка-красота.
Роза розой заалѣетъ
На груди и на плечахъ,
Василёчекъ засинѣетъ
И просвѣтится въ очахъ.
Кашки медъ изъ устъ польется
Чарованіемъ ума,
Незамѣтно проберется
Въ душу липкая Дрема.
Макъ сердечко отуманитъ,
Макъ разсудокъ усыпитъ,
Хмель ланиты нарумянитъ
И головку закружитъ.

(Надѣваегь вѣнокъ на голову Снѣгурочки.)

Снѣгурочка.

Ахъ, мама, что со мной? Какой красою
Зеленый лѣсъ одѣлся! Берегами
И озеромъ нельзя налюбоваться.
Вода манитъ, кусты зовутъ меня
Подъ сѣнь свою, а небо, мама, небо!
Разливъ зари зыбучими волнами
Колышется.

Весна.

Снѣгурочка, прощай,
Дитя мое! Любовнымъ ароматомъ
Наполнилась душа твоя. Кипучій
Восторгъ страстей тебя охватитъ скоро;
Красой луговъ и озеромъ зеркальнымъ
Дотолѣ ты любуешься, пока
На юношу не устремятся взоры.
Тогда лишь ты вполнѣ узнаешь силу
И власть любви надъ сердцемъ. Съ первой встрѣчи
Счастливца ты даришь любовью, кто бы
Ни встрѣтился тебѣ. Но, радость-дочка,
Таи любовь отъ глазъ Ярила-Солнца,
Спѣши домой, не медля: не любуйся
Багряными потоками разсвѣта.
Вершины горъ покрылись позолотой
И скоро царь свѣтилъ освѣтитъ землю.
Бѣги домой тропинками лѣсными
Въ тѣни кустовъ и избѣгая встрѣчи,
Предчувствіе тревожитъ сердце мнѣ.
Прощай, дитя, до новаго свиданья,
И матери совѣтовъ не забудь. (Опускается въ озеро.)

Снѣгурочка.

Какое я сокровище храню
Въ груди моей. Ребенкомъ прибѣжала
Снѣгурочка въ зеленый лѣсъ, выходитъ
Дѣвицею съ душой счастливой, полной
Отрадныхъ чувствъ и золотыхъ надеждъ.
Снесу мой кладъ тропинкой неизвѣстной;
Одна лишь я по ней бродила, лѣшимъ
Протоптана она между болотомъ
И озеромъ. Никто по ней не ходитъ,
Лишь лѣшіе, для шутки, горькихъ пьяницъ
Манятъ по ней, чтобъ завести въ трясину
Безъ выхода.

(Идетъ въ лѣсъ, на встрѣчу ей выходитъ Мизгирь.)

Явленіе третье.

Снѣгурочка и Мизгирь.

Мизгирь.

Снѣгурочка!

Снѣгурочка.

Ахъ, встрѣча!

Мизгирь.

Снѣгурочка, мои слабѣютъ силы,
Всю ночь ловлю тебя. Остановись!
Боишься ты?

Снѣгурочка.

О нѣтъ, Мизгирь, не страхомъ
Полна душа моя. Какая прелесть
Въ рѣчахъ твоихъ! Какая смѣлость взора!
Высокаго чела отважный видъ
И гордая осанка привлекаютъ,
Манятъ къ тебѣ. У сильнаго опоры,
У храбраго защиты ищетъ сердце
Стыдливое и робкое. Съ любовью
Снѣгурочки трепещущая грудь
Къ твоей груди прижмется.

Мизгирь (обнимая ее).

Жаднымъ слухомъ
Ловлю твои слова, боюсь повѣрить
Блаженству я, Снѣгурочка.

Снѣгурочка.

О, милый,
Прости меня! Чего-то я боялась,
Смѣшно самой и стыдно, берегла
Какое-то сокровище, не зная,
Что все, что есть на свѣтѣ дорогого,
Живетъ въ одномъ лишь словѣ - это слово:
Любовь.

Мизгирь.

Еще отрадныхъ словъ, еще.
И счастію не будетъ мѣры.

Снѣгурочка.

Милый,
Позволь взглянуть въ твое лицо, въ огонь
Твоихъ очей вглядѣться. Слушай, прежде
Считала я дѣвичью миловидность,
Сребристый пухъ ланитъ и нѣжность кожи
За лучшую красу. Не понимаю;
Слѣпа, глупа была. Да развѣ можно
Красу дѣвицъ равнять съ твоей красою,
Незрѣлый цвѣтъ дѣвичей нѣжной кожи
Равнять съ мужскимъ румянцемъ загрубѣлымъ?
Снѣгурочка твоя, бери въ свой домъ
Жену свою - любить и нѣжить буду,
Ловить твой взглядъ, предупреждать желанья;
Но милый мой, бѣжимъ скорѣе, спрячемъ
Любовь свою и счастіе отъ солнца,
Грозитъ оно погибелью. Бѣжимъ,
Укрой меня! Зловѣщіе лучи
Кровавые страшатъ меня. Спасай,
Спасай свою Снѣгурочку!

Мизгирь.

Дитя,
Спасать тебя? Любовь твоя - спасенье
Изгнаннику. На солнечномъ восходѣ
Мизгирь тебя супругою покажетъ,
И царскій гнѣвъ правдивый укротится
И, милостью богатый, Берендей
Младой четѣ свою окажетъ ласку.

Снѣгурочка (на колѣняхъ).

Завѣтъ отца и матери, о милый,
Не смѣю я нарушить. Вѣщимъ сердцемъ
Прочуяли они бѣду - таить
Велѣли мнѣ мою любовь отъ солнца.
Погибну я. Спаси мою любовь,
Спаси мое сердечко! Пожалѣй
Снѣгурочку!

Мизгирь.

Покорными сердцами
Привыкла ты владѣть, привыкла тѣшить
Угодами обычай прихотливый.
Но сердцемъ я не мальчикъ, и любить,
И приказать умѣю; оставайся!

Снѣгурочка.

Не прихоть, нѣтъ. Въ рукахъ твоихъ погибнеть
Снѣгурочка.

Мизгирь.

Оставь ребячьи страхи
Невѣдомой бѣды! Но если вправду
Бѣда придетъ, тогда погибнемъ вмѣстѣ.

Снѣгурочка.

Смотри, смотри! Все ярче и страшнѣе
Горитъ востокъ, Сожми меня въ объятьяхъ,
Одеждою, руками затѣни
Отъ яростныхъ лучей, укрой подъ тѣнью
Склонившихся надъ озеромъ вѣтвей.

(Становятся подъ тѣнь куста. Изъ лѣсу по горѣ сходитъ народъ впереди гусляры играютъ на гусляхъ и пастухи на рожкахъ, за ними царь со свитой, за царемъ попарно женихи и невѣсты въ праздничныхъ одеждахъ, далѣе всѣ Берендеи. Сойдя въ долину, народъ раздѣляется на двѣ стороны.)

Явленіе четвертое.

Снѣгурочка, Мизгирь, Царь Берендей, Лель и весь народъ. Всѣ съ ожиданіемъ смотрятъ на востокъ и при первыхъ лучахъ солнца запѣваютъ:

Общій хоръ.

Одна сторона:
А мы просо сѣяли, сѣяли,
Ой Дидъ-Ладо, сѣяли, сѣяли.

Другая сторона:
А мы просо вытопчемъ, вытопчемъ,
Ой Дидъ-Ладо, вытопчемъ, вытопчемъ.

1-я:
А чѣмъ-же вамъ вытоптать, вытоптать,
Ой Дидъ-Ладо, вытоптать, вытоптать?

2-я:
А мы коней выпустимъ, выпустимъ,
Ой Дидъ-Ладо, выпустимъ, выпустимъ.

1-я:
А мы коней переймемъ, переймемъ,
Ой Дидъ-Ладо, переймемъ, переймемъ.

2-я:
А мы коней выкупимъ, выкупимъ,
Ой Дидъ-Ладо, выкупимъ, выкупимъ.

1-я:
А чѣмъ-же вамъ выкупить, выкупить,
Ой Дидъ-Ладо, выкупить, выкупить?

2-я:
А мы дадимъ дѣвицу, дѣвицу,
Ой Дидъ-Ладо, дѣвицу, дѣвицу.

1-я:
А нашего полку, прибыло, прибыло,
Ой Дидъ-Ладо, прибыло, прибыло.

2-я:
А нашего полку убыло, убыло,
Ой Дидъ-Ладо, убыло, убыло.

(При пѣніи обѣ стороны сближаются медленными шагами подъ размѣръ пѣсни. При концѣ пѣсни женихи берутъ невѣстъ и кланяются царю.)

Царь.

Да будетъ вашъ союзъ благословенъ
Обиліемъ и счастіемъ! Въ богатствѣ
И радости живите до послѣднихъ
Годовъ своихъ въ семьѣ дѣтей и внуковъ!
Печально я гляжу на торжество
Народное: разгнѣванный Ярило
Не кажется и лысая вершина
Горы его покрыта облаками.
Не доброе сулитъ Ярилинъ гнѣвъ:
Холодные утра и суховѣи,
Медвяныхъ росъ14 убыточныя порчи,
Неполные наливы хлѣбныхъ зеренъ,
Ненастную уборку - недородъ,
И ранніе осенніе морозы,
Тяжелый годъ и житницъ оскудѣнье.

Мизгирь.

(подводя Снѣгурочку къ царю)

Великій царь, твое желанье было
Закономъ мнѣ, и я его исполнилъ:
Съ Снѣгурочкой на бракъ благослови,
Прости вину мою и гнѣвъ на милость
Перемѣни.

Голоса въ народѣ.

О, диво, полюбила
Снѣгурочка.

Царь.

Охотой-ли, дѣвица
Снѣгурочка, вручаешь жениху
Судьбу свою? Съ твоей рукою вмѣстѣ
Даешь-ли ты любовь ему?

Снѣгурочка.

О, царь!
Спроси меня сто разъ - сто разъ отвѣчу,
Что я люблю его. При блѣдномъ утрѣ
Открыла я избраннику души
Любовь свою, и кинулась въ объятья.
При блескѣ дня теперь, при всемъ народѣ
Въ твоихъ глазахъ, великій Берендей,
Готова я для жениха и рѣчи
И ласки тѣ съ начала повторить.
(Яркій лучъ солнца прорѣзываетъ утренній туманъ и падаетъ на Снѣгурочку.)
Но что со мной? Блаженство, или смерть ?
Какой восторгъ! Какая чувствъ истома!
О, мать-Весна благодарю за радость,
За сладкій даръ любви! Какая нѣга,
Томящая течетъ во мнѣ! О, Лель,
Въ ушахъ твои чарующія пѣсни,
Въ очахъ огонь ... и въ сердцѣ, и въ крови
Во всей огонь. Люблю и таю, таю
Отъ сладкихъ чувствъ любви. Прощайте всѣ
Подруженьки, прощай женихъ! О милый,
Послѣднiй взглядъ Снѣгурочки тебѣ. (Таетъ.)

Мизгирь.

Снѣгурочка, обманщица, живи,
Люби меня! Не призракомъ лежала
Снѣгурочка въ объятіяхъ горячихъ:
Тепла была; и чуялъ я у сердца,
Какъ сердце въ ней дрожало человѣчье,
Любовь и страхъ въ ея душѣ боролись.
Отъ свѣта дня бѣжать она молила,
Не слушалъ я мольбы - и предо мною,
Какъ вешній снѣгъ, растаяла она.
Снѣгурочка, обманщица не ты;
Обмануть я богами; это шутка
Жестокая судьбы. Но если боги
Обманщики, не стоитъ жить на свѣтѣ!

(Убѣгаетъ на Ярилину гору и бросается въ озеро.)

Царь.

Снѣгурочки печальная кончина
И страшная погибель Мизгиря
Тревожить насъ не могутъ; Солнце знаетъ,
Кого карать и миловать. Свершился
Правдивый судъ! Мороза порожденье,
Холодная Снѣгурочка погибла.
Пятнадцать лѣтъ она жила межь нами,
Пятнадцать лѣтъ на насъ сердилось Солнце.
Теперь, съ ея чудесною кончиной,
Вмѣшательство Мороза прекратилось.
Изгонимъ-же послѣдній стужи слѣдъ
Изъ нашихъ душъ и обратимся къ Солнцу.
И, вѣрю я, оно привѣтно взглянетъ
На преданность покорныхъ берендеевъ.
Веселый Лель, запой Ярилѣ пѣсню
Хвалебную, а мы къ тебѣ пристанемъ
Палящій богъ, тебя всѣмъ міромъ славимъ!
Пастухъ и царь тебя зовутъ, явись!

Лель (запѣваетъ).

Свѣтъ и сила,
Богъ Ярило.
Красное солнце наше,
Нѣтъ тебя въ мірѣ краше!

Общій хоръ.

Свѣтъ и сила,
Богъ Ярило.
Красное солнце наше,
Нѣтъ тебя въ мірѣ краше!

(На вершинѣ горы на нѣсколько мгновеній разсѣевается туманъ, показывается Ярило въ видѣ молодого парня въ бѣлой одеждѣ; въ правой рукѣ свѣтящаяся голова человѣчья, въ лѣвой-ржаной снопъ. По знаку царя, прислужники несутъ цѣлыхъ быковъ и барановъ съ вызолоченными рогами, боченки и ендовы съ пивомъ и медомъ, разную посуду и всѣ принадлежности пира.)

Хоръ (допѣваетъ).

Даруй, богь свѣта,
Теплое лѣто.
Красное солнце наше,
Нѣтъ тебя въ мірѣ краше!
                    Краснопогодное
                     Лѣто хлѣбородное.
Красное солнце наше,
Нѣтъ тебя въ мірѣ краше!


1 Жирно.

2 Крытое мѣсто, сарайчикъ.

3 Артельное, общинное дѣло.

4 Солноворотъ, день 12 декабря (Спиридоновъ день).

5 Рождественскія пѣсни крестьянскихъ дѣвушекъ (Онѣ поють ихъ, нося овсяные блины.)

6 Сусѣка, закромъ, ларь въ амбарѣ.

7 Колчаны.

8 Метныя копья.

9 Конями.

10 т.-е печально, кручинно.

11 Лядина-лѣсная заросль.

12 Кумоха-лихорадка.

13 Умоляетъ, докучаетъ просьбой.

14 Медвяныя росы - вредныя.

<<Назад     К началу