Письменность
Книгопечатание
Этимология
Русский язык
Старая орфография
Книги и книжники
Славянские языки
Сербский язык
Украинский язык

Rambler's Top100


ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - www.logoSlovo.RU
  Главная Об авторе Ссылки Пишите Гостевая
Язык и книга
    Русский язык >> В.Журавлев. Русский язык и русский характер

Русский язык и русский характер


<<Назад     К началу     Далее>>

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС РУССКОГО ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ

"Русь, куда же несешься ты? Дай ответ! Не дает ответа..."1
Н.В.Гоголь.

Проблемы экологии "...необходимо понимать значительно шире и глубже, чем нам до сих пор представлялось... Если экономию, учение о Божественном домостроительстве, начинают с Бога, то экологию, учение о сохранении дома, необходимо начинать с человека."2
Игумен Иоанн (Экономцев).

Сегодня проблема экологии волнует всех и каждого. Речь идет о катастрофическом состоянии природной среды обитания человека, о загрязнении воды и воздуха, рек и морей, лесов и полей. Академик Д.С. Лихачев расширил понятие экологии, поставив проблему экологии духовной культуры. Бесспорно, существует и проблема экологии языка.

Слово "экология" составлено из двух греческих слов: oikos + logos. Первая часть означает "дом", "родина", отсюда - и более широкое современное значение: "среда обитания". Вторая часть многозначна, обозначает: "слово", "понятие", мысль , "определение", "речь", "учение". Экология может трактоваться как "домостроительство", как "родное слово", домашняя речь" или "словесная (языковая) среда обитания". И в самом деле: человек живет и работает, действует и взаимодеиствует с другими людьми в определенной языковой среде. Речевое взаимодействие - непременное условие социального взаимодействия. Язык - среда обитания любого человеческого коллектива, данного народа и каждого человека. Мы дышим" речевой продукцией, результатами речевой деятельности не только тех, с кем находимся в непосредственном речевом контакте (семья, школа, улица, работа), но и наших предков, которые когда-то говорили и писали на нашем языке. Народ - среда обитания языка.

Тексты русского литературного языка - совокупный продукт выдающихся деятелей русской и мировой культуры: Толстого и Тургенева, Душкина и Державина, Ломоносова и Кантемира, Кирилла и Мефодия. Непрерывная цепочка речевого общения донесла до нас не только язык наш, но и живую манеру говорения, интонацию Л.Н. Толстого, манеру чтения лекций и интонацию Ф.Ф. Фортунатова и А.А. Шахматова, М.Н. Петерсона и А.А. Реформатского.

Человек как личность есть продукт речевого общения. В процессе расширения сфер и задач общения параллельно с усвоением норм речевого поведения усваиваются исторически сложившиеся нормы социального поведения и морально-этнические принципы своей семьи, своей социально-этнической группы, своего народа. В общении с другими людьми человек живет, постоянно приобщаясь к со-знанию, к со-вести, т.е. к коллективному знанию, "соборному ведению", социально-историческому опыту своего народа.

Язык - незаменимое, надёжнейшее средство живой связи поколений, мощнейший фактор единения, консолидации нации.

Процесс социализации новорожденного младенца, превращение его в равноправного жизнеспособного члена общества, формирование личности идет параллельно и в непосредственной связи с процессом овладевания родным языком буквально с первых дней жизни.

Формирование навыков аудирования начинается еще в утробе матери и активизируется в период ухода за новорожденным. Как бы купаясь в звуках родной речи, ребенок начинает узнавать значимые элементы родного языка, учится их вычленять из общего потока речи, учится членить звуковой поток по законам родного языка, познает его структурное устройство и законы функционирования его элементов. При этом формируется важнейшее качество человеческой личности: умение слушать, понимать и уважать говорящего. Дальнейшие навыки аудирования развивались прекрасными обычаями убаюкивать младенца: "Надо мной певала матушка, колыбель мою качаючи...". Огромную роль в развитии навыков аудирования играли бабушкины сказки, "байки". Колыбельные песни и сказки бережно передавались из поколения в поколение, от матери - к дочке, от бабушки - к внучке и т.п. Ребенок усваивал родную речь в поэтическом тексте художественных произведений устного народного творчества. Вспомним о роли няни Арины Родионовны в формировании инвентаря поэтических средств и художественно-поэтического чутья А.С. Пушкина.

Навыки говорения на родном языке формировались в семье. Умение правильно говорить, т.е. соответственно сложившимся нормам своего речевого коллектива, формировалось одновременно с усвоением морально-этических норм речевого общения и социального поведения как необходимое условие социализации личности; интуитивное осознание необходимости соблюдения языковых норм и правил речевого этикета: "Говори так, чтобы тебя поняли!"; "Научись слушать и понимать собеседника!"; "Пойми слова и действия другого человека!"; "Поступай по отношению к другим так, как бы желал, чтобы они поступали по отношению к тебе!".

Параллельно с овладением навыками речевой деятельности формируется к пяти годам фундамент психических и интеллектуальных свойств личности, ее интеллектуального потенциала. В процессе расширения сфер и задач речевого общения (мать и дитя - семья - школа - друзья по интересам - производственная и общественная деятельность) развивается личность как субъект общения, формируется характер (общительность - замкнутость и навыки самовключения в разные системы социальных и производственных отношений). Любопытно, что параллельно с овладением письмом формируется индивидуальный почерк и характер человека (аккуратность - небрежность, внимательность и т.п.). И неслучайно по почерку определяют характер человека.

Можно без преувеличений сказать, что личностные качества человека есть суммарный результат качеств той речевой среды, в которой он воспитывается, живет и работает... Чистота речевой среды обитания отдельного человека и всего народа не менее важна, чем чистота самой природной среды. Деградация речевого общения, загрязнение языковой среды ведут к деградации личности, общества, всего народа. В процессе речевого общения мы аккумулируем не только мысли, но и сам язык, речевые обороты и даже индивидуальные бенности мышления и речевого поведения лиц, с которыми нам приходилось общаться... В процессе чтения мы аккумулируем тексты, фрагменты текстов, фраз, оборотов, словосочетаний. Создаваемые нами тексты - результат декомпозиции усвоенных текстов. Количество и качество прочитанных текстов, степень начитанности - важнейшая характеристика языковой личности.

Экология языка и речи теснейшим образом связана с экологией духовной культуры, экологией культурно-исторических традиций. В процессе консолидации нации определенная общность культурно-исторических традиций, принадлежность к определенному культурному ареалу играет не меньшую роль, чем общность языка. Культурно-исторический ареал объединяет народы и их языки на основе общности истоков духовной культуры, проявляющейся в определенной совокупности текстов, отражающих основное содержание интегрирующей части духовной культуры.

Культурно-исторический ареал - мощнейший фактор сохранения, умножения, передачи интегрирующего содержания духовной культуры при помощи специальных институций (школа, религия, литература, наука и т.д.). Культурно-исторические ареалы сформировались в раннем средневековье в связи с формированием мировых религий: христианство и ислам, индуизм и буддизм. Европейско-христианский культурно-исторический ареал рано распался на два подареала с эпицентрами в Риме и Константинополе. В связи с крещением Руси (988 г.) болгарские монахи принесли книжно-славянский (церковнославянский) язык, содержавшийся в текстах, переведенных с греческого на славянский язык свв. равноапостольными Кириллом и Мефодием, их учениками и последователями.

Книжно-славянский язык выполнял функции основного литературного языка всего культурно-исторического ареала Восточной и Центральной Европы. В Западной Европе аналогичную роль играла средневековая латынь. Постепенно эпицентр духовной культуры, сохранявший и развивавший культурно-исторические традиции Византии, перемещался на северо-восток в связи с османо-турецкой экспансией (падение Сербии, Болгарии, Константинополя - 1453 г.). Ареальный книжно-славянский язык межэтнического общения в сфере духовной культуры и образованности постепенно становится языком государства Российского, языком народного образования, учебной, публицистической и художественной литературы, полифункциональным литературным языком российским, русским.

Современный русский литературный язык - единственный непосредственный наследник кирилло-мефодиевской традиции. По подсчетам академиков А.А. Шахматова и Л.В. Щербы, более 55% его элементов (слова и словосочетания, грамматические категории и синтаксические конструкции, буквы и т.п.) - "церковнославянизмы". Остальные 45 /о - это восточнославянские, украинско-белорусские и собственно русские "узоры на полотне, вытканном Кириллом и Мефодием".

Церковнославянская литературно-языковая традиция только потому и могла принести плод в виде русского литературного языка, что была церковной, православной3.

Уникальное сохранение традиций языка культурно-исторического ареала в современном литературном языке объяснимы спецификой процесса формирования речевой деятельности. Русский ребенок овладевал навыками аудирования двух форм родного языка одновременно. В храме, в домашних молитвах он слышал церковнославянские формы, а в быту - восточнославянские. Навыками чтения он овладевал по Псалтири, на церковнославянских псалмах. Это в определенной мере отражает характер и специфику русской духовной культуры: любовно и заботливо возделанные на восточнославянской и собственно русской почве посевы византийской и мировой духовной культуры. Забвение этого бесспорного факта неизбежно приводит к кризису духовной культуры.

Процесс вестернизации русской духовной культуры и литературного языка был начат в XVII веке киевскими учеными, получившими образование в Киево-Могилянской академии (коллегии) и в университетах Западной Европы (ЕпиСлавинецкий, Симеон Полоцкий, Стефан Яворский, Димитрий Ростовский, Феофан Прокопович). Это они "открыли окно в Европу", навели мосты между культурноисторическими ареалами Восточной и Западной Европы.

Они значительно расширили объем текстов книжно-славянского языка, расширили его сферы обслуживания, заложив основы новых литературных жанров и функциональных стилей литературного языка: учебная литература и публицистика, художественная, переводная и оригинальная литература, драматургия и поэзия. Они сосредоточили в своих руках дело кодификации литературного языка (словари, грамматики) и социализации его норм (школа, буквари и грамматики, издательское дело и "книжная справа", театр и музыка, подготовка текстов государственных указов и т.п.). Благодаря их деятельности русский литературный язык пополнился латинизмами и полонизмами, впитал в себя результаты литературно-художественного творчества и культурно-исторического развития украинцев и белорусов, поляков и латинско-европейской книжной традиции.

Все эти унаследованные Россией традиции только тогда становились русскими, когда сопрягались с Православием4.

Именно это и обеспечивало экологическую валентность русского литературного языка: он остаётся единым и целостным от Архангельска до Владивостока, от Пушкина до наших дней.

Русский литературный язык сохранил общеславянский характер в русской и мировой культуре. Представители многих славянских народов выдвигали его на роль общего литературного языка всех славян (Юрий Крижанич, Ян Коллар, Йозеф Юнгман и др.).

Русский литературный язык стал моделью-эталоном в процессе создания и совершенствия национальных литературных языков народов нашей страны. Его лексическое богатство и стилистическое разнообразие облегчало задачу формирования стилей учебной, научно-популярной, публицистической, научной литературы и современных терминологических систем национальных литературных языков, содействуя расширению их общественных функций.

Социалема (колллектив активных носителей) русского литературного языка уникальна по своему международному характеру: на ниве его книжности потрудились греки, болгары и сербы, украинцы и белорусы, поляки, немцы, молдаване я албанцы, татары, грузины, армяне, осетины, казахи и др. (Максим Грек, Григорий Цамблак, Мелетий Смотрицкий, Антиох Кантемир, Н.В. Гоголь, А.А. Потебня, Я.К. Грот, И А. Бодуэн де Куртене, Коста Хетагуров, Борис Пастернак, Осип Мандельштам, Чингиз Айтматов, Иосиф Бродкий и др.). И каждый из них приносил в общую сокровищницу русской духовной культуры, русского литературного языка элементы своего родного языка, своей культуры.

Российской интеллигенции, интернациональной по духу и этническому составу, принципиально чужд шовинизм. Классики русской литературы XIX в. были билингвами. И многие из них овладевали французским языком одновременно с русским, учились читать и писать по-русски не раньше, чем по-французски. А.С. Пушкин, И.С. Тургенев, Л.Н. Толстой принадлежат не только русской, но и европейской культуре. Интернационализм русской интеллигенции хорошо описал Ф.М. Достоевский в "Подростке": "Во Франции русский - француз, с немцем - немец, с древним греком - грек, и тем самым он - наиболее русский, ему дороги достижения мировой культуры".

Русскому литературному языку принципиально чужд пуризм. Будучи национальным литературным языком русской нации по своему происхождению, материальному составу и исторически сложившимся функциям, он является языком многонационального государства Российского, языком межнационального и международного общения. Интернационализация словарного состава литературного языка есть следствие интернационального характера его социалемы и необходимое условие его интернациональных функций.

Многие социальные процессы привели к экологическому кризису языка, оскудению речевого общения на русском языке, деградации ораторского искусства, загрязнению языка газет и журналов.

Носителями литературного языка, его социалемой, всегда шляется определенная группа людей: писателей и учёных, актеров и журналистов, профессоров и учителей - потомственная интеллигенция, сохранявшая и умножившая литературно-художественные, научные и учебные тексты на данном языке. Падение престижности образования , школы и университета, образованности и интеллигентности вообще и школьного учителя, в частности, - вот источник "раскультуривания" Рода, разрушения экологии русского языка и культуры.

Расширенное воспроизводство социалемы литературного языка - основная функция школы. Выпускник гимназии хорошо знал несколько языков, был начитан в текстах на различных языках в подлиннике (родной язык и классическая литература, церковнославянские тексты, латынь, греческий и тексты античной литературы, поэзии, ораторского искусства, немецкий, французский языки и классическая зарубежная литература). Объем языкового образования охватывал до 55% учебного времени 12-летнего среднего образования. Такое же внимание языковому образованию уделяет современная школа Франции, Италии, Германии.

В двадцатые годы постановлением о "единой трудовой школе" с жесткими задачами подготовки "рабочего к станку", бездумных "винтиков", способных лишь выполнять волю "вождей", была разрушена система среднего и высшего образования России. Начался процесс дегуманизации школы, дегуманизации общества. Резко сократился объем и снизилось качество языкового образования в школе. От всего курса родного языка остались лишь правила орфографии и пунктуации. Центральный предмет школьного образования превратился в "уложение о наказаниях".

Тогда же под флагом атеизма были отрезаны корни русских культурно-исторических традиций: "отлучили" от Русской Православной Церкви русской народ, запретили преподавание церковнославянского языка в школе, разрушали памятники духовной и материальной культуры. Обливались грязью величайшие достижения русской культуры ("Пушкина, Достоевского, Есенина - за борт современности!") во имя торжества "пролетарской культуры", с целью ускоренного строительства бесклассового, безнационального общества с единым языком, которым "не станет ни русский, ни немецкий, ни армянский".

Крупнейшие ученые, занимавшиеся исследованием русского языка и его истории, подвергались репрессиям.Ликвидировали Отделение Русского языка и словесности Академии наук, международный и национальный научно-исследовательский центр русской и славянской филологии. Закрыли историко-филологические факультеты Московского и Ленинградского университетов, готовивших специалистов высшей квалификации, учителей русского языка, литературы и истории.

Позже вместо них открыли ИФЛИ, институт философии, литературы и истории (без языка!). Здесь готовили "воинствующих марксистов"...

Планомерно уничтожалось русское православное духовенство -"среда обитания" церковнославянского языка. Разрушилась вековая экосистема экологического равновесия русского разговорно-бытового языка и церковнославянского, постоянно подпитывающего русский литературный язык, обеспечивая ему стабильность, чистоту и уникальное богатство поэтических средств, высокий художественно-эстетический и морально-этический уровень текстов русской литературы, философии, науки. Разрушилась экосистема экологического равновесия языковой и духовной культуры, выпестованных Православием. То, что не удавалось сделать ни папским легатам, ни крестоносцем, ни униатам, ни лютеранским проповедникам, упорно осуществляла "своя родная партия воинствующих безбожников".

Революционные матросы ходили из типографии в типографию и прикладами разбивали шрифты церковной печати, а заодно и букву ЯТЬ гражданских шрифтов. Уж больно она напоминала крест над куполом православного храма, а буквы "гражданки" напоминали буквы церковнославянские. И была поставлена задача перевести графическую систему русского языка на алфавит "международного пролетариата" - латиницу... А между тем, отказ от церковнославянского языка, от надёжной поддержки литературного русского языка, неиссякаемого источника его богатства и могущества, правдивости и величия, Н.С.Трубецкой квалификацировал "бездумным самооскоплением". Одновременно шёл процесс "раскрестьянивания" русского народа. Нас лишали живых корней русской народной речи, духовной и материальной культуры.

Русские национальные традиции, русская духовная культура, история русского народа и государства, да и сам народ русский злонамеренно обливались грязью. Лишая нас исторической памяти, изгоняли из родной страны живых носителей русской памяти - писателей, учёных, представителей потомственнои интеллигенции... Периодически добивали то философов, то историков, то языковедов и литературоведов, то биологов, то врачей...

Уничтожение русской интеллигенции как активной носительницы русского литературного языка, обеспечивавшей хранение, передачу и расширенное воспроизводство его текстов, с неизбежностью вело к экологическому кризису русского языка и духовной культуры. Разговорно-бытовая речь, не освящённая исторической книжно-литературной и народнопоэтической традицией, поползла на страницы газет, журналов и книг... В разговорно-бытовой речи, да и в речах "вождей" стали множиться "нецензурные" выражения, "чёрные" слова. А употребление "чёрного" слова с неизбежностью ведёт к вседозволенности... Экологический кризис русского языка ведёт к кризису нравственности.

Непоправимый вред экологии русского языка нанесли детские сады и ясли, где вместо естественного формирования речевой деятельности путем интуитивного подражания старшим дитя брошено в коллектив кричащих сверстников, не умеющих ни слушать, ни говорить. Не формируется, не развивается важнейший вид речевой деятельности - аудирование, слушание с пониманием.

В результате - школьник не умеет слушать объяснения учителя. Выросло поколение с недоразвитыми навыками аудирования родной речи. "Не слышат" друг друга депутаты Думы... "Человек говорящий" теряет свой бесценный дар, возвращается к языку жестов, тумакам, к убийству.

Разрушена семья - "малая церковь" и "клеточка" целостного народного организма. Поражена одна клеточка - болен весь организм. Народ жизнеспособен лишь при условии здоровой семьи. Утрачены добрые традиции русской православной семьи: гармоничное распределение обязанностей, взаимная любовь, уважение к старшим, чувство иерархии, долга, святость традиций родительского очага, родного дома, Родины... Утрачено спасительное убежище от стресса, физической, физиологической и нервно-психологической перегрузки, которыми столь богата наша жизнь сегодня. Детство во многом обусловливает характер реакции на события всей последующей жизни. Нет семьи - нет и детства. Современные русские дети противопоставляют себя родителям, порицают всё русское, историю Руси, русский народ, русскую культуру.

В неблагополучной семье и у матерей-одиночек дети растут в загрязнённой речевой среде, слышат постоянные ссоры старших, испытывают дефицит речевого общения со старшими: "Мама работает, бабуся занята..." Старшие не |Ддерживают, не развивают потребность говорения. Позднее развитие речевой способности ведёт к позднему, ущербному извитою дара речи, снижению уровня умственного развития. Если мать не желает воспитывать своё чадо, "сбрасывая" его в ясли и детсад, не сформируется полная здоровая личность, не сформируется и истинная женщина - мать.

Неблагополучная семья, злоупотребляющие спиртным, наркотиками, сигаретами и слабые здоровьем матери с заболеваниями во время беременности - вот основные причины рождения неполноценных детей. По данным статистики, свыше 10% детей страдает врождёнными или приобретёнными в раннем возрасте заболеваниями, характеризующимися разными отклонениями в психике. И несмотря на спад рождаемости, число детей-инвалидов продолжает расти.

Наблюдается снижение способности связывать слуховой и зрительный образ, слово и понятие. Часто встречаются дефекты речи, исправление которых относится к компетенции логопеда...

Глубокий кризис переживают школы и вузы. Растёт число лиц, едва получивших начальное образование. На фоне роста наукоёмких отраслей производства во всём мире разрушается образовательный потенциал народа нашего.

Мощнейшие средства массовой информации ведут необъявленную войну против своего народа. Идёт мощная интервенция чуждой нам антикультуры, кришнаиты и католики, лютеране и Асахара получают больше эфирного времени, чем наша национальная церковь... Иеговисты и сайентологи легче допускаются в школу, чем православный батюшка.

Длительное нарушение экологического равновесия духовной и языковой культуры привели к тотальному кризису нашего общества: политическому, социальному, экономическому, идеологическому и, собственно, экологическому кризису природной среды. Рухнул тотальный режим, рухнула тотальная идеология, экологическая ниша заполняется тотальным кризисом нашего общества... Порочная экосистема породна нравственный кризис личности. Ущербные, духовно опустошённые личности, утратившие или так и не обретшие нравственные ориентиры, порождают преступность, беззаконие, вседозволенность во всех сферах деятельности.

Тотальный кризис нашего общества породил и кризис демографический. Истощён демографический потенциал русского народа. По данным статистики, в 1992/93 годах началось вымирание народов России. В 1992 году уровень смертности почти на четверть миллиона превысил уровень рождаемости. Сегодня дефицит рождаемости достигает 2-2,5 миллионов в год. По сравнению с 1988 годом смертность в 1993 году возросла на 18%.

Появление навязанного понятия "новые русские" свидетельствует о попытке путем введения таких слов в общение разрушить русскую общенациональную личность, спровоцировать культурную и нравственную деградацию. Кажется, что русский народ необратимо вырождается, преобразуясь в "русскоязычных" и "россиян". Утрата исторически унаследованного собственного имени "русский"- последнее предупреждение о грядущей национальной смерти.

Разрушена экологическая система народонаселения. 25 млн. русских превратились в бесправных униженных и оскорблённых "русскоязычных" "мигрантов", оказавшихся за пределами России. А это - до 90% всего населения Якутии, до 60% - Казахстана, около половины населения республик Прибалтики.

По подвалам и чердакам ютятся ночью беспризорные дети, бежавшие из "неблагополучной" семьи или брошенные родителями. Такое не допускал народ наш в тяжёлые годы войны Отечественной. Детишек из блокадного Ленинграда вывозили по льду Ладожского озера. В партизанских землянках учили читать и писать...

Русский язык - мощнейший фактор интеграции тысячелетнего бытия Государства Российского, язык межнационального общения, политической, экономической и культурной консолидации разноязыких народов... В "застойные годы стало проявляться неблагополучное состояние преподавания русского языка в национальных республиках. Пытаясь спасти положение, высокое начальство изобрело "особую историческую категорию Советский народ ". Естественно, это не могло выполнять интегративную функцию, а, наоборот, стимулировало противостояние "лиц коренной национальности" своего рода "пристяжным", "русскоязычным". Престижность русского языка в многоязычном сообществе самым непосредственным образом отражает престижность его основных носителей. Престижность русского языка - престижность русского народа, создателя и хранителя высокой духовной и материальной культуры, сеятеля и хранителя величайшего государства, создателя самого северного в мире земледелия, давшего русское слово "хлеб" многим народам от Евразии до Аляски.

Это престижность российской интеллигенции, русского учителя, принесшего первый букварь на родном языке местного населения в самые отдалённые национальные окраины.

Это престижность русского врача, вступавшего в смертельную схватку с эпидемией и победившего чуму, престижность русского ветеринара, победившего эпизоотии, отстоявших само существование народов Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока.

Это престижность русских учёных, русских профессоров, основавших университеты в Казани, Тбилиси, Алма-Ате, Новосибирске, Томске, Якутске и в других городах, где готовились кадры национальной интеллигенции, а студентам из "коренной национальности" отдавалось предпочтение в ущерб русскоязычным"... Создавались национальные Академии наук Армении, Грузии, Азербайджана, Казахстана... для лиц "коренной национальности".

Это престижность русской художественной литературы, духовной культуры и образованности, русской науки и философии, занявших к первой четверти нашего века ведущее место в мире.

И, наконец, это престижность языка, игравшего такую же роль в формировании современных литературных языков народов Евразии, какую играл для него церковнославянский, или латынь для народов Европы.

Тотальный кризис культурно-исторической и интеграционно-политической ценности русского языка так или иначе связан с государственно-политическим кризисом: великое, мощнейшее государство разваливалось. На его месте образовался конгломерат социально-политических, государственных и полугосударственных образований, ведущих кровавую войну друг с другом и против "русскоязычных мигрантов". Вслед за "раскулачиванием" пришло "раскультуривание"; а "раскультуривание" предопределило " разгосударствование "...

Вероятность расчленения России предвидели и крупнейшие наши мыслители, историки, философы, культурологи, геополитики, евразийцы5, Н.С. Трубецкой, П.М. Бицили, И.А. Ильин и др. Расчленение России "явилось бы невиданной ещё в истории авантюрой, гибельные последствия которой человечество понесло бы на долгие времена," - полагал Ильин. Он предвидел, что "территория России закипит бесконечными распрями и гражданскими войнами, которые будут перерастать в мировые столкновения". Державы всего мира будут отстаивать свои торговые, стратегические интересы в нововозникших малых государствах, будут соперничать друг с другом. Расчленённая Россия станет, по его мнению, "неизлечимою язвою мира, в неё потянутся все уголовные, политические и конфессиональные авантюристы вселенной "6.

Разделяя опасения Ильина, П.М. Бицилли всё же надеялся, что почти неминуемый процесс дезинтеграции народов России будет тормозиться процессами традиционной хозяйственной и экономической интеграции7.

Но сегодня государственный, политический и экономический кризис усугубляется небывалой интервенцией залежалых товаров и "баксов", сопряжённых с мощнейшей интервенцией бесовской антикультуры. Мы же должны осознать собственную вину, понять внутренний механизм надвигающейся катастрофы.

Человеческая личность формируется, социализируется в процессе овладения речевой деятельностью, в процессе речевого взаимодействия в языковой среде обитания своего народа, обретая его культурно-исторические, морально-этические и религиозно-нравственные ориентиры. Неблагополучное состояние языковой среды, загрязнение языка и культуры вызывает духовную деградацию личности и всего народа может убить народ как культурно-исторический и социальный феномен.

"Пора научиться жить, надеясь лишь на Бога да на себя, - завещал нам высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. - Тяжёлую, но жизненно необходимую работу по возрождению России никто не сделает за нас... Дай нам Бог понять, наконец, всю меру нашей сегодняшней ответственности, всю важность момента, весь ужас катастрофы, ожидающей нас, если мы не найдём в себе сил противопоставить яростным порывам зла, терзающим страну. Молюсь об этом крепко и крепко верю - Россия воспрянет от сна!"8

Пора понять, что "тотальный экологический кризис есть результат восстания человека против дарованного Богом, против своего Создателя. Разве не мы сами загрязняем природную, культурную и языковую среду обитания народа нашего?

Пора вспомнить и уроки истории. Когда-то предупреждал нас протопоп Аввакум: "И для чего тебе, Русь, захотелось иноземных обычаев?" В его время жива была память о том, как за "иноземными обычаями" пришли иноземные войска. И было время смутное... Но святитель Гермоген поднял народ. И пришла помощь от Казанской Иконы Божией Матери. Собрали Минин и Пожарский Народное ополчение, освободили Москву и изгнали чужеземцев с родной земли.

Прошло время, сложилась на Западе "Эпоха просвещения". Пришла на Русь эпидемия галломании, разделившая народ на франкоязычных, носящих панталоны, фрак, жилет и русскоязычных, в лапотках да валенках, рубахах да портах, зипунах да армяках... И вот Москва французу отдана... Пришли-таки вслед за своими обычаями, панталонами и языком.

Но собрался народ и проводил басурман до самого Парижа (1812 г.).

Проходит время, Запад заражает Русь бациллами спидоподобного марксизма, делит нас на красных и белых , и для начала уносит восемь миллионов наших соотечественников. Наступает эпоха "полураспада" России, противостояния "независимых и "автономных" государств со странным ущемлением русского языка и культуры. И опять этого мало. С родины марксизма примчались на танках, прилетели на самолётах иноземные захватчики (1941-1945 гг.), дошли до Москвы, Ленинграда и Сталинграда. И опять пришлось "провожать" интервентов до их собственного дома, до Берлина и Вены...

Оно и понятно. Искони так было: "Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет". Кто с танками и самолётами - от них и погибнет! Каких только интервентов не выпроваживала Русь Святая со своего намеленного пространства, сплочённого колокольным благовестом и церковнославянским песнопением своих православных храмов, воспитывавших патриотов, не щадивших живота своего за други своя, за детей и жён своих, за дом, за могилы отцов, за Отечество, за веру свою.

Русь Святая! Храни веру Православную, в ней же твоё спасение!

И как тут не вспомнить Александра Блока:

Россия, нищая Россия!..
Тебя жалеть я не умею,
И крест свой бережно несу...
Какому хочешь чародею
Отдай разбойную красу!
Пускай заманит и обманет, -
Не пропадёшь, не сгинешь ты
И лишь забота затуманит
Твои прекрасные черты...9

Россия, нищая Россия, помни: "Блажени нищіи духомъ яко т?хъ есть царствiе небесное". (Мф. 5, 3): Блаженны смиренные, сознающие недостаточность своей духовности, далёкие от гордыни Запада... Но вспомните, люди русские, "что такое Русь! Она и есть подножие Престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский"10. Вспомните, какую ответственность несёте вы перед Господом за сохранение России и что может стать во всём мире в случае её падения...

Необходимо осознать, что наш "тысячелетний духовный опыт не мог остаться втуне, он запечатлен в сердечной глубине". Уповаем на то, что России, "по милости Божией, дастся выйти из нового Вавилонского плена, из мрачной каменистой пустыни озлобленных душ и сердец, ожесточённых неверием, увядших среди общего развращения и упадка. Да победит духов злобы поднебесной слово любви и примирения, благодатная сила веры, нерушимый свет евангельской истины и правды"11.

Итак, даже в экстремальных условиях тотального кризиса "причин для уныния и отчаяния у нас нет. Поводов - сколько угодно, а серьёзных, глубоких причин нет. Наоборот, всякий, знающий русскую жизнь, не может не понимать... именно сейчас, сегодня, Господь даровал нам возможность начать возвращение из трущоб "цивилизованного" духовного варварства на свободу благодатных просторов Святой Руси"12.

Спешите в храмы Божии!
Русь Святая зовёт!
Звон плывёт как встарь,
Русь Святая живёт
Пока звонит звонарь!
Спешите в храмы Божии!
...Там стройно клирное
Несётся пение
И дьякон мирное
Твердит глашение...13

...на церковном, на нашем, на славянском языке, тайно образующем священные одежды русского языка и культуры, колыбель, щит и защиту народа русского и государства Российского...

Российский язык в полной силе и богатстве утвердится, переменам и упадку неподвержен, коль долго церковь Россииская славословием Божиим на словенском языке украшаться будет..."14


Опубликовано: Сборник докладов V международных Рождественских образоватенльных чтений. М. 1997. с. 77-95.

Впервые доложено не Всесоюзной конференции в Институте Русского Языка, М., 1990. См. Тезисы конференции "Русский язык: история и современное состояние", М., 1991. Краткий вариант ("Экология русского языка и культуры"): журнал "Русский язык в СССР", №2, 1991. Иной вариант: "Экология языка и речи", в сб. "Эколгия языка и речи", Тамбов. 1991.


Примечания.

1 Н.В. Гоголь. "Мёртвые Души".

2 Игумен Иоанн (Экономнее). Православный взгляд на экологический кризис современной цивилизации. В кн.: Рождественские чтения - 96. М., 1996. С. 94

3 Н.С. Трубецкой. История. Культура. Язык. М., 1995. С. 207.

4 Н.С. Трубецкой. Там же.

5 Н.С. Трубецкой. Россия между Европой и Азией. Евразийский соблазн. М., 1993.

6 И. Ильин. Что сулит миру расчленение России. М., 1992. С. 4.

7 П.М. Бицилли. Избранные труды по филологии. М., 1996. С. 134.

8 Митрополит Иоанн. Будь верен до смерти. М., 1993. С. 55.

9 А. Блок. Россия.

10 Иоанн Кронштадтский. Православная Русь. 1991, 9, с.7

11 Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси. Вступительное слово. Рождественские чтения '96. М., 1996. С. 10.

12 Митрополит Иоанн. Будь верен до смерти. М., 1993. С. 37.

13 И. Аксаков, М. Щеглов. Всенощная в деревне.

14 М.В. Ломоносов. Сочинения, т. III. М., Академия, 1935. С. 67.

<<Назад     К началу     Далее>>