Письменность
Книгопечатание
Этимология
Русский язык
Старая орфография
Книги и книжники
Славянские языки
Сербский язык
Украинский язык

Rambler's Top100


ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - www.logoSlovo.RU
  Главная Об авторе Ссылки Пишите Гостевая
Язык и книга
    Русский язык >> В.Журавлев. Русский язык и русский характер

Русский язык и русский характер


<<Назад     К началу     Далее>>

ШКОЛА И ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

1. Первые в истории человечества школы были созданы для преподавания языка1 с целью расширенного воспроизводства коллектива знатоков важнейших текстов духовной культуры, способных понимать, воспроизводить, толковать и передавать из поколения в поколение накопленные и приумноженные словесные сокровища духовной культуры. В Древней Индии разучивались священные гимны Ригведы, изучался священный язык санскрит. С этой целью была составлена первая в истории человечества грамматика книжного языка, отличающегося от разговорно-бытового. (Панини, IV в. до н.э.)

Древнейшие христианские общины открывали школы катихуменов (оглашаемых), где преподавалось: чтение и письмо, пение псалмов и практиковалось изучение на память текстов Священного Писания; здесь готовились учителя и пастыри. В Александрии была основана высшая школа катихетов. Основное направление обучения исключительно религиозное и поучительное, в высшем звене преподавались философия, геометрия, грамматика и риторика. Основной метод обучения состоял в вопросах и ответах, в катехизации. Лучшими учителями в то далекое время были Иоанн Златоуст, Василий Великий и другие, сближавшие древнюю античную поэзию и философию с христианством.

Первые славянские школы были образованы во второй половине IX в. равноапостольными Кириллом и Мефодием в Великой Моравии и Паннонии, а затем Климентом Охридским в Македонии с целью подготовки славянских священников и учителей, переписчиков и писателей, переводчиков Священного Писания с греческого на славянский язык. Лучшие ученики Кирилла и Мефодия помогали им переводить священные тексты на свой родной славянский язык.

Именно школа сохраняла нам язык нашей Православной Церкви, нашей духовной культуры. Первые школы на Руси организовал равноапостольный Владимир с целью подготовки Русских книжников, писателей и переводчиков, священников и учителей, способных понимать, сохранять, преумножать и передавать последующим поколениям славянские тексты Священного Писания, формировать и развивать русскую духовную культуру и русский национальный характер.

2. Каждый раз на переломных этапах истории нашего Отечества в упорных поисках путей дальнейшего развития встает проблема школы, образования и воспитания юношества - формирования будущего своей страны, своего народа... И на первое место выдвигаются проблемы филологические. И, видимо, не случайно в прежней русской гимназии 55 % учебного времени отводилось на языковую подготовку. Выпускник гимназии знал несколько языков и был начитан в текстах на различных языках в подлиннике (родной язык и классическая русская литература, церковнославянский язык и славянские тексты, современные и древние, греческий и латинский языки с текстами античных авторов литературы, поэзии, драматургии и ораторского искусства, французский и немецкий языки с классической зарубежной литературой2.

В современной средней школе Англии и США, Франции, Германии и Италии, как и в прежней русской гимназии, до 55 % учебного времени двенадцатилетнего среднего образования отводится преподаванию родного языка и других языков, древних и современных. Согласно первому университетскому уставу в эпоху М.В. Ломоносова, студент Московского университета должен был сначала "окончить курс " словесных наук ", состоявший "особливо в знании латинского, греческого и российского языков, присовокупляя к оным немецкий и французский". Лишь после этого студент получал право продолжать образование по избранной специальности. 3. К середине XVII в. "проблема образования становится главной проблемой духовной и культурной жизни России, ее историческим императивом"3. Орден иезуитов насаждал на территории юго-западной Руси свои школы, коллегиумы, академии в Полоцке (1581), Витебске, Могилеве, Орше, Бресте. Некоторое время иезуитская школа функционировала даже в Москве. В иезуитских учебных заведениях господствовала "монастырская латынь" не только как предмет преподавания, но и как язык обучения, даже быта семинаристов. Функционировали и протестантские (немецкие и шведские) школы.

В 1632 г. на базе братской и монастырской (Печерской) школ митрополит Петр Могила основал Киевскую коллегию. Латинский язык был введен в систему русского православного образования. На территории Северо-Западной Руси немцы и шведы организовывали лютеранские школы. В защиту традиций Православия стали открываться греческие школы. В результате длительной и упорной борьбы между "латинской" и "греческой" партиями изгонялись то латынь, то греческий язык из системы преподавания и, наконец, была образована (1686/87 г.) славяно-греко-латинская академия - "главный светоч и бастион Православия"4. В 1701 г. ректор ("протектор") академии Стефан Яворский значительно расширил функции славяно-русского языка в учебном процессе, преобразовал и весь характер высшего образования. Академия стала доступной и пригодной как для духовного сословия, так и для мирян. В ней учился наш великий помор Михаило Ломоносов5.

4. Остро встали проблемы школы в канун великого испытания 1812 г. В эпоху Екатерины II начался наплыв иноземных "просветителей", открывались иностранные пансионы, в которых родному языку отводилось весьма скромное место. В престижных учебных заведениях обучение велось на иностранном языке - французском либо немецком. Галломания полностью овладела умом и сердцем "передового" общества.

Против "европейничания" резко выступил А.С. Шишков, председатель "Беседы любителей российского слова" и Академии Российской, а позже и министр народного просвещения. Он связал проблемы преобладания иноземного влияния в воспитании и образовании русского юношества с проблемами литературного языка6. Вслед за Ломоносовым, он высоко Ценил значение и роль церковнославянского языка в формировании и развитии русского литературного языка... По его мнению, церковнославянский язык - "главная сокровищница нашего языка и слога" и, если выбросить из литературного языка церковнославянизмы, "словесность наша оказалась бы не лучше камчадальной"7. Шишков полагал, что "язык славянский и русский - один и тот же" и отрицал необходимость перевода Священного Писания на современный русский язык8.

Сменив в 1824 г. на посту министра С.С. Уварова, насаждавшего классическое образование, Шишков во главу угла поставил " воспитание народное ", первенствующее значение он отводил родному языку9. Правда, преподавание грамматики родного языка оставалось на прежнем уровне. Правила, исключения и многочисленные таблицы учащиеся должны были "затвердить" на память. Учебники делились на "пространные" и "сокращенные" руководства, различающиеся между собой лишь в количественном отношении: если в одном пособии указывалось, например, 25 правил и 50 исключений по какому-нибудь разделу, то в другом считалось возможным ограничиться 15 правилами и 30 исключениями. В программе точно расписано, что и в каком порядке следует "затвердить".

Научить своих воспитанников "правильному" устному и письменному употреблению родной речи предписывалось в качестве основной цели русских учебных заведений того времени. Однако единственным средством к достижению этой цели оставалось "затверживание" учебника грамматики, при этом опускалось изучение самого языка. Разрозненные практические упражнения лишь увеличивали полную разобщенность между фактами, добытыми памятью из грамматических таблиц и сводов правил и исключений10. Наиболее популярными "практическими грамматиками" такого типа были учебные пособия "для учащих" и "для учащихся" Н.Греча, выдержавшие множество изданий вплоть до 1868 года.

5. В преддверии великой реформы 1861 г. с неизбежным переходом к "рыночной экономике" наиболее серьезно встал вопрос о школе. К.Д.Ушинский, детально изучивший состояние зарубежной школы, пришел к выводу о настоятельной необходимости " сделать русские школы русскими ". В эпоху победного шествия философского и "бытового" материализма с Запада Ушинский призывал возвратиться к "корням векового древа" русской народности, каковыми является наша народная религия".

К.Д.Ушинский всесторонне разработал проблемы русского народного воспитания, обосновал принципы построения русской национальной школы, четко сформулировал цели, задачи и содержание прежде всего начального общего образования, предложил методику развивающего обучения, формирования навыков наблюдения и самонаблюдения, систематизации и обобщения, формирования человеческой личности... Он глубоко осознавал, что России нужна всесторонне развитая, высоко нравственная личность, способная продуктивно трудиться в самых различных сферах деятельности, нужны Фортунатовы и Шахматовы, Мечниковы и Павловы, Менделеевы и Вавиловы, Третьяковы и Морозовы, Чайковские и Шаляпины, Чеховы и Есенины.

Выдвинув русский язык в качестве главного предмета школьного образования, Ушинский подчеркивал, что именно родной русский язык является и предметом изучения и средством обучения. "Научить детей учиться" - вот основная задача учителя родной словесности. В противовес бытовавшему тогда "грамматическому методу" преподавания родного языка, он утверждал, что "знание грамматики без навыка и развития дара слова ... ни к чему не ведет". Задолго до создания современной психолингвистики под "развитием дара слова" он понимал развитие четырех видов речевой деятельности в их теснейшей взаимосвязи: аудирование и говорение, чтение и письмо.

Систематически развивая дар слова, Ушинский формировал у детей навык самостоятельного "созерцания" слова. Грамматика, логика и законы родного языка по методике Ушинского осознаются детьми в результате наблюдений и обобщений, сделанных самими учащимися под руководством опытного наставника, умело останавливающего их внимание на соответствующих явлениях языка.

Оригинальный курс "пропедевтической грамматики" Ушинского помогает детям (на 3-м году обучения!) "разглядеть все основные грамматические явления родного языка, ознакомиться с основными грамматическими понятиями. Анализируя с детьми небольшой связный текст, он приучает идти от его смысла к смыслу его частей, от общего - к частному, к предложению, к синтаксису, Параллельно занимаясь формообразованием и словообразованием, вводит учащихся в морфологию; от наблюдений звуко-бувенных отношений выходит к правилам орфографии... Традиционно преподавание родной грамматики строилось и до сих пор строится в обратном порядке: буква - слог - слово - части слова - предложение, синтаксис... едва-едва дотягиваясь до смысла... Зачастую и до сих пор сборники упражнений содержат отдельные разрозненные слова и предложения.

Поколения русских людей, воспитанных на принципах лингводидактики Ушинского, его учеников и последователей, обеспечили России ведущее место почти во всех областях науки и духовной культуры конца XIX - первой трети XX века.

Вершиной лингводидактических принципов развивающего обучения был "Русский синтаксис в научном освещении" А.М. Пешковского, рекомендованный в качестве образца учебника родного языка для всех славянских народов на Первом Международном съезде славистов (Прага, 1929 г.). До 1932 года в программах и учебниках по русскому языку вместо раздела "Грамматика" был раздел "Наблюдения над языком". Ученик под руководством учителя становился в положении исследователя, "открывателя" грамматических законов родного языка. И ничего не надо было выучивать на память.

6. В грозные предреволюционные годы встал вопрос о школе. В конце 1916 г. (начале 1917 г. по новому стилю) в зимние каникулы собрался съезд учителей-словесников. Тогда было признано, что труд учителя творческий, а творчеству учителя в сотворчестве с учащимися не должны навязываться те или иные ограничения, предписания. Тогда и был введен в программу по русскому языку раздел " Наблюдения над языком ", освобождавший от необходимости заучивания готовых правил и определений.

Власти решали проблемы школы по-своему. Одним из первых декретов был исключен из системы преподавания церковнославянский язык, неиссякаемый живительный источник функционирования и развития русского литературного языка. Разрушались "стена и непобедимое орудие противу держателя тьмы..."

Падение престижности русского языка как предмета школьного образования началось в двадцатые годы в связи с тенденцией очернить всё русское, народное, национальное в угоду "торжеству идей пролетарского интернационализма". Была попытка заменить русские буквы латинскими, "алфавитом революционного пролетариата". "Пролетариат" требовал "сбросить Пушкина с корабля современности". Разрушалась стройная система народного образования в связи со строительством "единой трудовой школы", с задачами подготовки "рабочего к станку", "винтика" в тоталитарной государственной машине.

Мощный удар по методике преподавания русского языка в школе нанесло Постановление ЦК от 25 августа 1932 г., требовавшего "остановить произвол", ввести стабильные программы и учебники со строгим предписанием подачи строго определенного фактического материала в строго определенном порядке и последовательности не только по годам обучения, но и по полугодиям, четвертям, месяцам, по количеству часов на каждую тему. Постановление отвергало одобренную Всероссийским съездом словесников (Москва, 1916/17 г) концепцию развивающегося обучения, властно поставив на её место концепцию догматической методики... Первые стабильные учебники были до предела идеологизированы. По характеру текстов для грамматических упражнений учебник русского языка приближался к учебнику политграмоты, к сборнику цитат из высказываний вождей...

7. Жёсткое требование готовить учащихся к узко понятой трудовой деятельности лишь в сфере материального производства полностью отстранило задачи гуманитарного образования. В технические вузы готовили "рабфаки" при вузах. В Московском и Ленинградском университетах были закрыты историко-филологические факультеты. Вместо них были открыты ИФЛИ (Институт философии, литературы, истории, - без языка! - В.Ж.). Резко сократилось филологическое, языковое образование. Были исключены церковнославянский, древнегреческий и латынь; преподавание иностранных языков (немецкого, а позже и английского) сведены до минимума. Усилилась "практическая направленность" преподавания русского языка: "грамотное письмо", орфография, пунктуация. Со временем вместо рабфаков были открыты школы-десятилетки, призванные Дать среднее образование, готовить своих выпускников в вуз. Среднетехническое специализированное образование давали техникумы. Среднее образование получило сциентистскую направленность. И в то же время всячески пропагандировалась престижность физического труда по отношению к труду умственному, материального производства по отношению к производству духовных ценностей.

В первые послевоенные годы пытались вернуться к модели прежней классической гимназии: ввели раздельное обучение юношей и девушек, пытались ввести преподавание латыни, но вскоре отказались от этой идеи в пользу еще более жесткой политехнизации.

8. Огромный вред языковому и филологическому образованию нанесло господство "марксистского учения о языке". После знаменитой "дискуссии по вопросам языкознания" постепенно положение стало выправляться. Даже по указанию свыше были отлиты славянские шрифты, буквы ять, юс и т.д. (Правда, пока лишь с учебной целью). Постепенно осознавалась катастрофа языкового образования. Последовали "решения" и "постановления": 1) увеличить число часов на преподавание иностранных языков; образовать "спецшколы" с углубленным преподаванием иностранных языков (английского, либо французского или немецкого); 2) провести "реформу" русского языка с целью более легкого усвоения его русскими детьми. В ходе дискуссий и обсуждений выяснилось, что "реформировать" можно лишь орфографию, но "всё-таки она хорошая" и, действительно, более совершенна, чем английская... А нам же оказалось необходимо выучить и запомнить всего 26 орфограмм. Школьный курс русского языка усилил "практическую направленность..."

Складывается парадоксальная ситуация: чем упорнее сосредотачивается методика русского языка на орфограммах, тем стабильнее рост числа орфографических ошибок у выпускников средней школы. На вступительных экзаменах в вузы зачастую вынуждены ограничиваться диктантами...

Школьный курс родного языка превращается в "уложение о наказаниях", в самый скучный и нелюбимый, даже иногда и ненавистный предмет школьного образования. Уроки русского языка и учебники переполнены окриками: "Запомни!", "Помни правила правописания безударных гласных в корне!", "Проверь правописание окончания существительного по таблице!" При этом предлагается следующий "алгоритм (порядок и последовательность действий): 1) определи, на какой вопрос данное существительное отвечает; 2) вспомни, какому вопросу соответствует падеж существительного; 3) определи падеж; 4) определи род, число, тип склонения; 5) вспомни окончание существительного этого склонения в данном падеже; 6) проверь правописание окончания по таблице...! Даже в начале XIX в. состояние методики преподавания русского языка было несколько лучшим... Деградация учебных технологий - прямой результат превращения школы в идеологическую машину.

Великий и могучий русский язык, язык великого народа, его духовной культуры, художественной литературы, философии и науки, имеющих первостепенную общечеловеческую ценность, низведен до 26 орфограмм. Грамматика низведена до служанки орфографии. Эвристическая методика преподавания заменена догматической. Вместо "развивающего обучения" К.Д. Ушинского - притупляющее...

9. Сегодня, в эпоху тотального кризиса нашего общества, в связи с реальной угрозой растереть всё, в качестве первоочередной задачи встаёт задача спасения подрастающего поколения, его воспитания и образования. "Дело воспитания такое важное и такое святое, - писал К.Д. Ушинский, - здесь сеются семена благоденствия или несчастья миллионов соотечественников, здесь раскрывается завеса будущего нашей Родины"11. Действительно, школа, образование и воспитание может быть инструментом и оружием, посредством которых общество может выйти из тотального кризиса, избавиться от своих недостатков и пороков, увереннее смотреть в будущее, воспроизводить свой культурный, духовный и интеллектуальный потенциал.

Идут поиски совершенствования нашей школы, создаются альтернативные концепции среднего образования, альтернативные программы и учебники. Рядом с муниципальными школами вырастают альтернативные лицеи и гимназии. Появляются "классические" "православные" гимназии... Восстанавливается преподавание церковнославянского языка в воскресных школах, гимназиях и лицеях12, восстанавливается преподавание латыни и греческого в средней школе... В некоторых школах вводится преподавание двух иностранных языков. Однако весь этот разнообразнейший языковой материал Непорядочно валится на школьника. Не установлена иерархия, цели и задачи, наиболее эффективная последовательность, отсутствует современная методика преподавания древних и живых иностранных языков...

Давно поставлена задача и намечены пути совершенствования содержания и методики преподавания русского языка в школе13. Вновь поднимаются проблемы "гуманизации образования", "гуманной педагогики", детально разрабатывается "концепция развивающего обучения". Не без связи с 170-летием со дня рождения великого русского педагога Константина Дмитриевича Ушинского (1824-1870) вспомнили о культурных традициях русской школы.

В 1991 г. вышло переработанное для современной православной школы "Родное слово" К.Д.Ушинского14. Тогда же осуществлено репринтное издание "Букваря для народных школ" Д.Тихомирова и Е.Тихомировой (Москва, 1914 - Калуга, 1991). Вышло несколько красочных дорогих репринтных изданий Ушинского и др. Едва ли имеет смысл рекомендовать детям для первоначального обучения книги, изданные прежней орфографией. Это не может не расшатывать едва формирующиеся орфографические навыки.

10. Создаются новые программы по русскому языку, но, очевидно, пока еще очень трудно отказаться от привычных стереотипов как для составителей, так и для исполнителей, - рядовых учителей. Между прочим, учитель русского языка - самая дефицитная специальность. На сегодня только в Московском учебном округе требуется еще 416 учителей русского языка и 450 - английского.

Официальная программа 1992 г.15 еще и еще раз требует "усилить практическую направленность", имея в виду формирование "прочных орфографических и пунктуационных навыков и умений", т.е. прежде всего "грамотного письма" (с. 5). Поставлена задача "развития логического мышления" (с. 6) и "речевого слуха" (с. 7). Под последним, вероятно, имеется в виду аудирование. На аудирование, как основной вид речевой деятельности, я пытаюсь давно обратить внимание методистов русского языка16. Несколько более "продвинута" программа начальной школы (М., 1994). "Главное назначение начальной школы состоит в том, чтобы научить детей осознанному чтению, письму и счету, правильной речи" (с. 3).

Уже - не орфография, а чтение и "правильная речь", и "умение слушать", развитие мышления (с. 10), уроки "речевой культуры" и формирование личности (с. 10, 57).

Теперь выходит много различных учебников по русскому языку для начальной и средней школы. Выходят красочные дорогие буквари. Пытаются создать некие особые буквари, нацеленные на специфическую социально-культурную среду: "Земский букварь", "Православный букварь" и т.п., но все они требуют значительного улучшения как со стороны методической, так и собственно научной, серьезного анализа и пересмотра привычных, устоявшихся положений. Несколько странным представляется отнесение изучения синтаксиса, причастий и деепричастий к старшим классам; едва ли допустимо обучать членить словоформу, начиная с вычленения корня, а не окончания и т.д. и т.п.

При этом главное препятствие в процессе совершенствования курса "русский язык" в школе заключается в укоренившейся догматической методике, в привычной модели урока: диктуется правило, затверждается на память, пишутся упражнения. Попытка ввести развивающее обучение на материале "Родного слова" Ушинского фактически наталкивалась на некий "внутренний протест" преподавателей, едва преодолимый на семинарских занятиях, проводившихся еженедельно целых два года (1992-1993 гг.). Лишь у преподавателей не зацикленных" на догматической методике использование развивающего обучения по Родному слову Ушинского дала весьма хорошие результаты. И чем более опытный преподаватель, с большим стажем работы в школе, тем резче отторгалась методика и материал К.Д.Ушинского.

11. Сегодня необходима современная научно обоснованная концепция преподавания русского языка в школе, её Детальное обсуждение, детализация; последующее создание на её основе программы, методических руководств и учебных пособий. Имеет смысл переиздать лучшие пособия по русскому языку из изданий двадцатых годов (А.М. Пешковского, М.Н. Петерсона и др.). При этом потребуется создание современных методических рекомендаций к ним.

Серьезные трудности испытывают процесс восстановления преподавания церковнославянского языка: не готовились наставники, нет учебных пособий, нет методических руководств и рекомендаций. Переиздающиеся ротопринтным способом дореволюционные и зарубежные пособия не подходят, т.к. не соответствуют целям и задачам преподавания церковнославянского языка современным учащимся православной гимназии, воскресной школы и муниципальной школы. И здесь необходима прежде всего современная концепция и методические рекомендации.

Предстоит задача разработки целостной концепции языкового образования. Следует определить роль и место живых современных и классических языков в системе современного образования, определить цели, задачи и методику преподавания каждого из них во взаимосвязи друг с другом.


Доклад на конференции "Филология и школа" М., 1993. Одобрен Комиссией преподавания русского языка и литературы в школе при ОЛЯ РАН.

На V Рождественских чтениях (М. 1997), посвященных Тысячелетию русской школы, доклад "Русская школа, какой ей быть".


Примечания

1 Журавлев В.К. Внешние и внутренние факторы языковой эволюции. М., 1982. С. 89 и след.

2 Журавлева Т .А. Совершенствование содержания и методики преподавания русского языка в начальной школе. М., 1990. С. 17 и след.

3 Игумен Иоанн (Экономнее). Православие. Византия. Россия. М., 1992. С. 70

4 Там же. С. 106.

5 Журавлев В.К. Внешние и внутренние факторы языковой эволюции. М., 1982. С. 104.

6 Полевой П.К. История русской словесности. М., 1900. Т.Н, ч.2, с. 502.

7 Там же. С. 505.

8 Там же. С. 511.

9 Чудинов А.Н. Очерк истории языкознания в связи с историей обучения родному языку. Воронеж, 1872. С. 249-252.

10 Там же. С. 252-253.

11 См. сб. "Мысли о православной педагогике". М., 1994. С. 18.

12 Журавлев В.К. Церковнославянский язык в современной русской национальной школе. Вятка, 1994.

13 Журавлева Т Л.. Совершенствование содержания и методики преподавания русского языка в начальной школе. М., 1990. См. наст, сборник, с. 111-135.

14 Журавлев В.К. (ред.) К.Д.Ушинский. Родное слово (6 выпусков). М., 1991.

15 Программа для общеобразовательных учебных заведений. Русский язык. М., 1992.

16 Журавлев В.К. Проблема цели преподавания русского языка в национальной школе. В кн. Лингводидактические оснвоы преподавания языка. М., 1983. О концепции преподавания русского языка в средней общеобразовательной школе. Русский вестник, № 27-28. М., 1994.

<<Назад     К началу     Далее>>